(no subject)

Я не могу стоять над схваткой. Никак. Не могу быть теплохладной в этих условиях.

Да, не спорю. Так вот получилось. "Русские рубят русских". А Власов кем был?

Мой дед - белый, кулак. Ушёл в 1941 добровольцем. Любил Сталина? Не-а. Любил Родину. Верующий. Помешало ему это дойти до Будапешта? Найн. Никто не арестовал.

Те, кто приходят сейчас в Донецк бомбить свой же город - преступники. Те, кто их уравнивает с защитниками Донецка - защитники преступников. А какая разница, какая кровь? Где родич, а где нет? Если родич пришел тебя убивать?

Нельзя уравнивать. Иначе - как? Потому что защитникам приходится стрелять. И убивать. Нарушать заповедь. Стрелять в людей с такими же фамилиями вдобавок. Как мы их поддержим, если будем постоянно говорить, что они грешат. А не мы грешим? Равнодушием и трусостью?

Радуюсь лишь в том, что такие вопросы у нас встают. На той стороне их давно нет. Есть аресты.
Можно иметь любые политические убеждения, но нельзя оправдать агрессию и преднамеренную стрельбу по мирному населению. А киевская хунта делает именно это.
вряд ли грех можно поверять в сравнении с той стороной

грех хоть и абсолютен в виде заповедей. но грех - не защищать родину - тот ещё грех!

и да, кровь, как единокровие, имеет значение здесь. это всё усложняет. но по линии напряжения, а это просто отметить, где она проходит, это самое единокровие будет противостоять жизни твоего ребёнка, твоей женщины, твоей сути. и чтобы вырваться из этого адсского противопоставления, сохранив в себе человеческую сущность, разве могут быть иные толкования разрешения дилеммы, как не убивать единокровие?
Не убивать-выход.Будем надеяться.