(no subject)

Заезженные цитаты раздражают. Факт. Как любые штампы. Мысль-инвалид опирается на такие цитаты, как на костыли.

Но в данном конкретном случае господин назначает, как любимой женой, себя мерилом всех вещей. Поэтому его текст не говорит ничего ни о Довлатове, ни о Бродском, ни о Гашеке с Булгаковым, зато говорит буквально всё об авторе текста.

Интересно, кстати, что в первой части послания сказано об авторах, а во второй - о литературных героях. Это неряшливость мысли, характерная для вещателей.

Иными словами, цитаты я перетерплю, как мелкую человеческую слабость. Терпеть же оттопыренный мизинчик Рондарева у себя в лентах куда тяжелее. Но смиряюсь и тут.