История как оружие

«При отдельных выгодах, в целом такая «дружба», основанная на лицемерии и страхе, ничего не принесет США, кроме новых затруднений, как это уже было в результате сотрудничества Рузвельта со Сталиным. Сотрудничество предполагает взаимную опору, но как можно опереться на страну, которая в течении веков пучится и расползается, как кислое тесто, и не видит перед собой других задач?! Подлинное сближение может быть основано на общности интересов, культуры, традиций, на понимании друг друга. Ничего этого нет. Что общего между демократической страной, с ее идеализмом и прагматизмом, и страной без веры, без традиций, без культуры и умения делать дело. Массовой идеологией этой страны всегда был культ собственной силы и обширности, а основной темой ее культурного меньшинства было описание своей слабости и отчужденности, яркий пример чему — русская литература. Ее славянское государство поочередно создавалось скандинавами, византийцами, татарами, немцами и евреями — и поочередно уничтожало своих создателей. Всем своим союзникам оно изменяло, как только усматривало малейшую выгоду в этом, никогда не принимая всерьез никаких соглашений и никогда не имея ни с кем ничего общего».

Отсюда может напрашиваться только один-единственный вывод. Полная ликвидация, окончательное решение вопроса. Поэтому так себя наши либералы и воспринимают — не как будущих гауляйтеров, а как команду ликвидаторов, хорошо знакомых с территорией будущей зачистки. В Вильнюсе об этом говорили более откровенно, на «Дожде» говорят менее — но в целом ситуация такова. Зачем им что-то предлагать нации, которая сама по себе является злом и которой быть не должно? По отношению к абсолютному злу любые приемы хороши: обман, подкуп, подлог. Все, что угодно. Империя должна рухнуть, и коза на руинах гулять.

Поэтому история для нас является сегодня основным полем борьбы. Не может быть у нас никакой идеологии, никакой национализации элит, ничего — до тех пор, пока мы не национализируем свою историю. У наших врагов своя концепция есть, она проработана, они нам ее, повторю, бесконечно предъявляют. А у нас полный раздрай, пляски вокруг Войкова, крики «вас тут не стояло!» и «сам дурак!».

Остальное - здесь.
Ваше наблюдение фактически повторяет высказывание В.Р. Соловьева на одной из последних передач: "Россию и русских сделали новыми евреями, которые всегда и во всем виноваты". Пожалуй, единственный возможный ответ - взять на вооружение линию поведения, изложенную Владимиром Жаботинским в статье "Вместо апологии", поводом для написания которой было дело Бейлиса: "Нас не любят не потому, что на нас возведены всяческие обвинения: на нас взводят обвинения потому, что не любят... Что же, на весь этот визг и лай со всех сторон надо откликаться, божиться, уверять, присягать? Немыслимо и бесполезно. Если даже опровергнем одно, родится другое. Человеческая злоба и глупость неистощимы. С оправданиями можно выступать только в редкие, исключительно важные моменты, когда есть полная уверенность, что сидящий пред тобою ареопаг действительно имеет справедливые намерения и надлежащую компетенцию. Но делать из апологии систему для каждого дня, выносить ее на улицы, на трибуну митинга, хотя бы и именуемого парламентом, на летучие столбцы газеты — это значит унижать себя до равенства с лающей псарней... Нравимся мы или не нравимся, это нам, в конце концов, совершенно безразлично... Никому мы не обязаны отчетом, ни перед кем не держим экзамена, и никто не дорос звать нас к ответу... Мы такие, как есть, для себя хороши, иными не будем и быть не хотим."

Не стоит на этом зацикливаться.Ну Пайпс, ну написал.Мало ли про разные народы написано, докажем делом кто есть кто.
Спасибо! Хороший текст, очень созвучный тому, что я чувствую.
Я вот что думаю. Надо собрать до кучи с десяток, не больше, простых и понятных даже школьнику аксиом, на основе которых можно было бы ломать любые идеологические наезды на НАШУ версию истории и бытия. Чтобы эти самоочевидные и неоспоримые в своей простоте мировоззренческие основы были как волноломы для нашей бухты в условиях любых штормов идеологического противостояния. Ну что-то типа:

1. Нет ничего абсолютного в истории и шире в отношениях между людьми и государствами. Один и тот же набор фактов воспринимается и понимается участниками и свидетелями событий по-разному, в зависимости от своих интересов. Одно и то же сражение или война выглядят по-разному для победителя и побежденного. Это же просто? Проще некуда, можно приводить кучу примеров хоть исторических, хоть просто бытовой жизни.

2. География - это судьба. Исторический контекст бытия любого государства определяется его абсолютным положением на поверхности планеты. WWII обошла стороной США не потому что там была демократия, а потому что их страна отделена от ТВД двумя океанами.

3. В решении серьезных исторических вопросов значение имеют возможности игроков, а не намерения. Последние меняются быстро и непредсказуемо, первые - тяжело и долго. Нелепо рассуждать об отсутствии намерений казанского ханства нападать на Москву во времена оные. Иван IV действовал исходя не из личных мотивов, а подчиняясь логике исторического развития страны с обширными сухопутными границами.

4. Невозможность универсальной формулы счастья. Т.е. такого социального уклада в обществе, которое одинаково хорошо подходило бы любому государству. Жить надо как умеешь, а не как другие живут! Если бы акулы начали дискутировать с медведями о том, что когти и косолапая походка- это неэффективно, рулят плавники и жабры, и вообще ходить по земле несовременно и глупо, надо жить в океане, а медведи бы начали к ним прислушиваться, и рыть каналы себе в лес, то что бы стало с медведями?

Ну и все в таком духе. Буквально не больше десяти таких вот примерно максим, и постоянно их внедрять, обучать им, живописать примерами. Тогда сколько бы не извращались новые Даллесы, Марксы, Черчилли или всякие Сванидзы с Шустерами, все их построения будут разбиваться об эти простые аксиомы, причем у каждого слушателя в его голове самостоятельно. Без нашей помощи.


Edited at 2016-03-14 04:54 am (UTC)
Вы пишете в основном о Пайпсе. Я с ним знаком лично и общался с ним у него дома.
Большую часть нашего разговора составляли воспоминания Пайпса о храбром легионере Пилсудского, его отце, который защищал Варшаву от советских орд. И он еще сказал, что конфедератку отца он забрал, когда бежал из Польши спасаясь от немцев.
Потом он мне её показал. Она почему-то выглядела гораздо новее её возрста. Наверное он время от времени меняет эту конфедератку на более новую, потому что показывает ее всем своим гостям.
Если вас не затруднит: относительно взглядов Стругацких имеются какие-то факты или это ваше предположение?
Любой читатель вправе интерпретировать художественный текст так, как считает нужным.
Ну я и не против...но хочу понять что именно это было: интерпретация или имелись некие прямые утверждения указанных авторов...
Аркадий Стругацкий умер в 1991 году, а Борис в 90-е годы встал на либеральные позиции, включающие в себя и неприятие "ватников-анчоусов", т.е. народа.
Вы не обижайтесь, но я спрашиваю о фактах...А вы снова отвечаете об интерпретации. Если же я начну интерпретировать ваши интерпретации, то мы создадим уже стотысячпятьсотый по счету миф. Мне бы услышать, что вот в таком-то интервью Борис Стругацкий сказал то-то и то-то в отношении романа "Трудно быть богом". Если речь только об "общем понимании", тогда тут и обсуждать нечего. Как вы правильно заметили, любой читатель имеет полное право воспринимать художественный текст по своему.
Насчёт ТББ не слышал (хотя дон Рэбия как бы намекает), но про ЗМЛдКС БН потом говорил, что Гомеостатическое Мироздание - это КГБ
На что намекает дон Рэба? При желании в этот образ можно впихнуть Путина, Обаму или Саакашвили.. Можно Эрдогана, можно Яценюка, а можно австралийского премьер-министра, сто лет ему жизни забыл-как-его-зовут. Можно не любить тайную полицию...тоже не системная, так сказать, проблема. Вот когда у человека приключается вывих мозга и он начинает думать, что в ЦРУ работают какие-то принципиально другие люди, чем в КГБ, тогда это уже ярко выраженное слабоумие. Такое как у вильнюсских заседателей.
Я же говорю, что (мне так кажется) Бориса Натаныча миновала чаша сия, а уж Аркадия Натаныча она миновала точно, поскольку умер он относительно рано и однозначно избежал старческого маразма. Ведь в последних своих книгах они открытым текстом говорили о неприятии и стремлении избегать любых закрытых элитарных клубов. Вот хотя бы Хромая Судьба, там же половина книги об этом...Я правда не исключаю, что они написали одно, а я прочитал другое. И вот для того чтобы в этом убедится и нужны факты.

Edited at 2016-03-14 01:46 pm (UTC)
Уважаемый Борис Натанович!
Ответьте, пожалуйста, на следующий вопрос:
По какой причине Вы заменили фамилию (фамилии), какие фамилии в книге "Трудно быть богом"?
Связано ли это с отождествлением этой фамилии (фамилий) с реальными лицами?

Анатолий Николаевич < monastirka@mtu-net.ru>
Москва, Россия - 05/27/02 05:22:03 MSK
Насколько я помню, там изменена только фамилия министра охраны короны - дон Рэбия стал доном Рэба. Мы сделали это после замечания Ефремова о том, что "дон Рэбия - это уж слишком прозрачно". Мэтр был прав, конечно.
Авторы, всё-таки, "дети ХХ съезда" и Никиты Сергеича Хрущёва. Так что с доном Рэбией понятно а, в целом, в 1963 (когда роман вышел) вряд ли они "отождествляли себя, видимо, вовсе не с Руматой, а с теми несчастными интеллигентами, которых Румата спасал от окружающего чавкающего, блюющего, грязного быдла".
Потом - да, стали отождествлять, и это закономерная эволюция (или инволюция) хрущёвско-ХХ-съездовско-оттепельных детей уже в чуть более позднее время.
Но на тот момент, в 1960-е, и для них это таки было, скорее, "советское миссионерство где-нибудь в отсталой Африке".

Edited at 2016-03-17 01:32 pm (UTC)
АРКАДИЙ СТРУГАЦКИЙ
Я сын своего отца, своего времени, своего народа. Никогда не сомневался в правильности коммунистических идей, хотя я и не член партии. Я впитал их с детства. Позднее, во время учебы и самостоятельно, я познакомился с другими философскими системами. Ни одна из них не удовлетворяет меня так, как коммунизм. Ну и, кроме того, я основываюсь на собственном восприятии жизни. В нашем обществе, несмотря на некоторые недостатки, я вижу то здоровое, святое, если хотите, что делает человека человеком. У нас считается неприличным не работать. А ведь коммунизм — это занятие для всех голов и для всех рук. Коммунизм не представляется мне розовым бытом и самоуспокоенностью. Его будут сотрясать проблемы, которые человек будет решать.
1982 год

Возможно, не зря злые языки называли Бориса Натановича вдовой писателя
=Ведь в последних своих книгах они открытым текстом говорили о неприятии и стремлении избегать любых закрытых элитарных клубов. Вот хотя бы Хромая Судьба, там же половина книги об этом...=

Да, вроде как, "Хромая Судьба" как раз на стороне "закрытых элитарных клубов" - там как раз этот клуб - носитель всего светлого и прогрессивного в противовес быдлу, у которого вообще надо детей отнять и воспитывать в этом самом клубе.
"– Ах вот вы о чем!.. – медленно сказал Виктор.
До него вдруг дошло: боже мой, да ведь эти сопляки всерьез полагают, будто я пишу только о подонках, что я всех считаю подонками, но они же ничего не поняли, да и откуда им понять, это же дети, странные дети, болезненно умные дети, но всего лишь дети, с детским жизненным опытом и с детским знанием людей плюс куча прочитанных книг, с детским идеализмом и с детским стремлением разложить все по полочкам с табличками «плохо» и «хорошо». Совершенно как братья-литераторы…
– Меня обмануло, что вы говорите, как взрослые, – сказал он. – Я даже забыл, что вы – не взрослые еще. Я понимаю, это непедагогично – так говорить, но говорить это приходится, иначе мы никогда не выпутаемся. Все дело в том, что вы, по-видимому, не понимаете, как небритый, истеричный, вечно пьяный мужчина может быть замечательным человеком, которого нельзя не любить, перед которым преклоняешься, полагаешь за честь пожать его руку, потому что он прошел через такой ад, что и подумать страшно, а человеком все-таки остался. Всех героев моих книг вы считаете нечистыми подонками, но это еще полбеды. Вы считаете, будто и я отношусь к ним так же, как вы. Вот это уже беда. Беда в том смысле, что так мы никогда не поймем друг друга.."
Насколько я понимаю, точку зрения авторов на конфликт излагает Виктор Банев. Там достаточно много сказано, чтобы утверждать, что Стругацкие, при всем умилении зарождающимся "новым миром", сами вполне ощущают себя частью старого.
Самые, что ни на есть факты. В многотомное издание Стругацких был вошёл "мемуар", написанный БНС в 1998 г. на основе записных книжек и переписки с братом по поводу тех или иных произведений. По поводу "Трудно быть богом" написано:

"Но нам было не столько страшно, сколько тошно. Нам было мерзко и гадко, как от тухлятины. Никто не понимал толком, чем вызван был этот стремительный возврат на гноище. То ли власть отыгрывалась на своих за болезненный щелчок по носу, полученный совсем недавно во время Карибского кризиса. То ли положение в сельском хозяйстве еще более ухудшилось, и уже предсказывались на ближайшее будущее перебои с хлебом (каковые и произошли в 1963-м). То ли просто пришло время показать возомнившей о себе "интеллигузии", кто в этом доме хозяин

Осознание этих простых, но далеко для нас не очевидных тогда истин было мучительно, как всякое осознание истины, но и благотворно в то же время. Новые идеи появились и настоятельно потребовали своего немедленного воплощения. Вся задуманная нами "веселая, мушкетерская" история стала смотреться совсем в новом свете, и БНу не потребовалось долгих речей, чтобы убедить АНа в необходимости существенной идейной коррекции "Наблюдателя". Время "легкомысленных вещей", время "шпаг и кардиналов", видимо, закончилось. А может быть, просто еще не наступило. Мушкетерский роман должен был, обязан был стать романом о судьбе интеллигенции, погруженной в сумерки средневековья."



Edited at 2016-03-18 04:09 pm (UTC)
"Правда, потом — в других работах — Пайпс привычно сравнивал тоталитарные режимы Сталина и Гитлера. Поскольку этих работ я не читала, не знаю, как американский историк объяснял внезапное появление Вотчины в стране с развитой частной собственностью. Ведь если режимы одинаковы, а российский режим являлся Вотчиной, то, значит, и немецкий должен был являться ею же"

Разумеется, германский нацизм был страшной диктатурой, выразившей самые жуткие черты Вотчины. Но он существовал только 12 лет и по сути не оставил следов. Ничто в политической практике нынешней Германии не напоминает о нём. Он остался по сути экзотическим зверем для изучения, он не воспроизводится.
=Но он существовал только 12 лет =

Да, но он не своей смертью умер, и убила его именно Россия, что характерно.
У него были прямые мощные предпосылки в виде Первой Мировой войны и Великой Депрессии.
У него есть и более глубокие философские предпосылки. Идея считать себя высшей расой - она вообще очень привлекательна (кстати, некоторые наши "либералы" демонстрируют вполне чёткий социальный нацизм, считая себя высшей расой, а "86%" - унтерменшами). Гордыня, как известно - мать всех грехов.
Плюс последовательные отказ от христианства и разочарование в идеях Свободы, Равенства, Братства и прочего Просвещения (собственно, ницшеанство) - как раз порождает скатывание в нацизм.

Так что, мне трудно разделить Ваш оптимизм по поводу "Он остался по сути экзотическим зверем для изучения, он не воспроизводится" - с чего бы ему не воспроизводиться, если предпосылки для него никуда не делись?
Разве что, те нацисты и правда были бестиями, идейными, готовыми идти на смерть, а сейчас остались одни овощи... Но это, наверно, слабое утешение - коли нацизм невозможен не потому, что люди стали хорошими, а лишь потому, что они стали слабыми. Впрочем, от этого тоже может появиться нацизм, разве что в какой-то другой оболочке.
Мне кажется, люди стали не только "слабыми", но и более человечными. Да, эгоистичными, но... при этом они некоторых границ не переходят. Веке так в XVII вполне приличные люди ходили смотреть публичные казни, сейчас вряд ли кто захочет. Признаков этого "смягчения" очень много, и режим Гитлера - это именно аномалия, ход истории назад. В мире сейчас есть правые, фашистские диктатуры (Украина), но "нацизм в узком смысле", такой национализм, при котором целую нацию вплоть до младенцев отправляют в газенвагены, остался только в странах типа Руанды, да и то не факт.

"Предпосылок нацизма" не знаю никаких, версальская система - это предпосылка для диктатуры, военного реванша и т. д., но это не предпосылка для Освенцима. Много было стран, проигравших войны, но они не делали в результате Освенцим...
" Как и Пайпс, Паршев доказывает невозможность применения либеральной модели для России из-за ее климатических условий и географических особенностей. Зачастую те люди, которые клеймят Паршева за антинаучность и передергивания, господина Пайпса ценят высоко, хотя в основе обеих книг лежит один и тот же постулат."

Ну что сказать, очень точное наблюдение. Яростно одобряю. И крайние патриоты, и крайние либералы сходятся в том, что для России характерна "сверхвласть", и разница только в оценках - хорошо это или плохо.

Интересная точка зрения. Однако, позвольте кое с чем не согласиться.

Во-1, уже за то нужно быть благодарной либерализму (вдруг охватившему Россию при Горбачёве), что свою статью вам не пришлось начать с цитирования ПСС Маркса, Энгельса, Ленина (и Сталина, если бы тот был бы жив) и всячески расписываться в своей верности идеологии коммунизма.

Во-2, умолчанием вашей статьи является идея, что либерализм в России может быть только прозападным, а потому русофобским. Сия идея нисколько не представляется мне истинной, хотя бы по тому одному, что я считаю себя либералом, но не имею преклонения перед Западом, не считаю, что русские в чём-то хуже их и т.д. и т.п.

По-моему, либерализм не есть сугубо западная идея и может быть доказан вполне на рациональных основаниях, а именно: человек (в том числе русский) имеет права на жизнь, на собственность, имеет свободы (слова, перемещения, совести и т.п.), и права эти со свободами — не есть что-то сугубо западное, англосаксонское, евроатлантическое, а вполне себе естественные правовые и моральные субстанции, которые в конкретной стране реализуются, не реализуются или реализуются в какой-то степени, но не в связи с географическим и климатическим фактором, а в связи с успехом или неуспехом проведённой либерально-демократической революции, которая-то в западных странах проходила в разные времена, но приводила к одинаковым следствиям: ограничение или полное свержение власти монарха, введение конституции, парламента и списка прав и свобод. Этой-то революции в России не случилось, но был Великий чекистский переворот, разгон Учредительного собрания, где большевики проиграли, расстрел царя, которого не большевики свергли), красный террор, гражданская война, уничтожение всех 3 столпов Рос. Империи и т.д. и т.п.

В-3, вы верите, что доктрина Пайпса правит умами и делами правительства США, но это отнюдь не доказано. Это лишь удобный конструкт как раз для опровдания собственной вашей ненависти к ним (уж простите за это нелицеприятное умозаключение). Санкции за аннексию/возврат Крыма, по вашему, вводят из-за ненависти, а не из-за, например, нарушения международных законов о целостности государств. Почему-то вам не приходит в голову мысль, что если Россия хотела присоединять Крым, то делать это надо было на более законных основаниях, а если и проводить референдум, то такой, который бы был признан международным сообществом.

Таким образом, история, которую вы хотите отстоять, по-моему, отдаёт пропагандистским душком. История и сейчас пишется министром культуры так, чтобы оправдывать всё, в том числе 17-летнее правление бывшего директора ФСБ и подполковника КГБ. Но это не устраивает и не может устраивать меня и прочих либералов (не побоюсь этого слова, ставшего оскорбительным), которые являются патриотами России и хотят жить в свободной России, а не в вотчине чекистов, пропагандистов и прочих государственников.