Кого на Руси давит колесо Фортуны (поэма в прозе)

СТИХ 1

Жило-было шестеро безвестных писателей. Звали их так: Грибоедов, Пушкин, Лермонтов, Пупкин, Шлюпкин и Тогыдайло.
Жили они мирно, никого не трогали, сочиняли свои произведения, читали чужие, любили женщин и глядеть на солнышко.
И вдруг - как гром среди ясного неба! - трое из них погибли. К этому времени критика заинтересовалась шестеркой. Согласитесь, не каждый день встречаются шесть писателей подряд. Суеверный русский народ и приметы-то никакой не придумал. К примеру: если встретились тебе шесть писателей, жди письма. Или там, теща умрет. Нет. Ничего не придумал суеверный русский народ. Вот какая редкость шесть писателей.

Ну и заинтересовались ими критики. Да и случай подходящий: троих грохнули среди бела дня. Самое время разобраться, что в некрологах писать. Критики в этот раз даже произведения для знакомства полистали, пока не выяснилось, что погибли, как назло, выдающиеся. Гении, светочи. Словом, хорошие писатели. Их и народ уже двести лет читал, а об остальных троих никто и не слышал.

И почему смерть вырывает из рядов только хороших, а плохих не трогает?

СТИХ 2

Шестеро писателей поехали как-то кататься на лодках. Звали их так: Ермак, Чапаев, Колчак, Пупкин, Шлюпкин и Тогыдайло.
Трое плохих писателей поплыли на хорошей лодке, а трое хороших - на плохой. Так они решили сами, для симметрии.

Ну и что получилось? Трое плохих писателей отдохнули, загорели, искупались и благополучно вернулись в город Кишинев, получив изрядное удовольствие. А трое хороших писателей просто искупались. И почему смерть вырывает из рядов только хороших, а плохих не трогает? Быть может, потому, что хорошие и отдохнуть хотят хорошо, поэтому вечно ищут на свой зад приключений? Знали ведь, что лодка ни к черту, зачем надо было бравировать и кричать: "Ну и хрен с ней, с этой уключиной! Пишем гениально, и поплывем здорово!" И зачем, выпив, надо было оскорблять тех, других писателей? Да, они ремесленники и бездари, зато с крепкими руками и целой лодкой. Не полей хорошие писатели их матом, глядишь, и выручили бы.

Уж не думают ли хорошие писатели, что они и на самом деле бессмертны?

СТИХ 3

Шестеро писателей занимались восточными единоборствами. Трое хороших писателей занимались хорошо, а трое плохих - плохо. Хорошие писатели парились в бане, не дрейфили в спарринге, сенсею целовали ноги. Плохие же пили, курили, пропускали тренировки, а к сенсею относились откровенно скептически, с некоторым даже амикошонством. К тому же, они демонстрировали перед девушками секретные боевые приемы, хотя давали специальную подписку, что приемами хвастать не будут.

И вот пошли как-то шестеро писателей на дискотеку. Выпили и позабыли, кто из них - кто. Кто гений, а кто и Тогыдайло. И почему смерть сразу расставила всех по местам? Уж не потому ли, что против лома нет приема, о чем плохие писатели узнали в подворотне, а хорошим сенсей так и не рассказал, дабы не подрывать их боевой дух?

Эх, сенсей-сенсей... Каких хлопцев положил... Гениев, светочей. Словом, хороших писателей.

СТИХ 4

Шестеро писателей играли в русскую рулетку. Трое хороших играли хорошо, а трое плохих даже и не старались.

И почему смерть вырывает из рядов самых талантливых, тех, кто больше всего старается?

СТИХ 5

Решили как-то трое хороших писателей поставить точку в своем извечном споре с Фортуной. Пойти, так сказать, ей наперекор. Воткнуть, так сказать, гвоздь в ее шину.

Взяли они топоры и пошли к плохим писателям убивать их. С трудом, но убили. И что же? К тому времени критика как раз выяснила, что плохие писатели - вовсе не плохие. Наоборот, они - новаторы и оригиналы, пишут (писали) свежо, ярко и метко. А т.н. "хорошие" писатели - эпигоны, властям задницу лизали, а теперь вот - и убийцы.

И почему только смерть не обманешь? Уж не потому ли, что это по-настоящему опасно?

СТИХ 6

Решили как-то трое хороших писателей пойти ночью к плохим писателям и вымазать их зубной пастой, чтобы они стали еще гаже. Сказано - сделано. 

И почему только смерть вырывает из рядов лучших? Что, неужели за то, что тебя извозюкали в пасте, надо взять топор и, хладнокровно все обдумав, пойти раскроить черепа парочке-другой гениев?

СТИХ 7

Был солнечный день. Вся природа цвела и пела под жаркими лучами животворного светила, однако смерть все равно не унималась.
(Ах да, надо отметить, что плохие писатели на сей раз были в панамках, а хорошие - без).

ЭПИЛОГ

Нет, есть все-таки некие высшие силы. И они пока против хороших. Зря вы это, высшие силы. Ей-Богу, зря.
А Лев Толстой очень долго жил. И Николая 1-го и Ленина видел. Так чем же он Вам плох?
Подумал, может Вы долгожителей ( да ещё и графьев) недолюбливаете?
Вы удивительно проницательны. Только я не понимаю, какое отношение все это, включая Толстого, имеет отношение к тексту, который вы комментируете...
Просто я писателей плохо знаю, Пупкина, Шлюпкина и Тогыдайло вообще не читал. А порассуждать хочется. Вот и взял Толстого для примера, мы его в школе проходили.
Ну и как с вами беседовать о литературе после этого? Срочно за книги!