О свободе слова

Вот здесь человек объясняет, почему он не будет подписывать обращение в защиту Ерофеева и Самодурова.

Я не буду подписывать никакую либеральную цидульку в защиту "своих", если в ней не будет требования отмены всех норм уголовного преследования за высказывания. Ну, собственно, православную, фашистскую, либертарианскую, мусульманскую и т.д. тоже не буду подписывать. Но либеральную особенно, потому что таковая является гнусным лицемерием (надеюсь, тут пояснения не нужны).

Здесь друзья - либертарианцы и правозащитники - могут возразить примерно так: в конце концов, неважно, что и как там написано; важно добиться, чтобы этих людей не посадили за их (художественные) высказывания. На это я отвечу так. Открытое письмо, под которым собираются подписи - это не просто просьба о том, чтобы имярек не был посажен. Это публичный документ, имеющий политический и правовой смысл. Огромное значение в этом случае имеет то, чем и как обосновывается требование к властям о совершении или несовершении тех или иных политико-правовых действий.

В данном случае в качестве обоснования приводится определенная политическая идеология (которую, с большой долей условности, можно назвать "антиклерикализмом"), ссылки на некую особую свободу художественного самовыражения, патриотизм, а также соображения политико-прагматического характера. Ни слова не говорится о том, что данный конкретный случай нарушения свободы слова базируется на законодательных нормах, нарушающих свободу слова. Не говорится ни слова осуждения в адрес этих норм. Это свидетельствует, на мой взгляд, о том, что фундаментальной мировоззренческой основой данного документа является некая идеология, вовсе не предусматривающая безусловного признания неприкоснованности свободы слова.

Более того, создается впечатление, что причина этого состоит в том, что часть номинальных правозащитников хотела бы оставить институт уголовного наказания за высказывания в неприкосновенности, чтобы потом использовать его для преследования своих собственных идеологических противников. И некоторые эпизоды из истории публичных высказываний представителей правозащитного движения свидетельствует, что у такого впечатления есть основания. Такое лицемерие не может не вызывать недоверия.


Постоянно об этом говорю. Люди хотят использовать "башни" в тех же целях, но в свою пользу. Даже и не скрывают этого.

P.S. А это не о свободе слова, но о нашей юриспруденции. Вновь о деле Аракчеева
А можно мне, дикому, инициалы Ерофеева и Самодурова? Это хто?
Ужасная история с Аракчеевым. И никаких правозащитников что-то не видно. За русских США им не платит?
Черт его знает. Но история отвратительная в своем цинизме.