Быт

После игр на площадке мы с малышом всегда идем искать трактор. Есть у нас такая привычка. Вот и вчера вышли на Воронцовскую в твердой уверенности, что уж сейчас-то мы его точно найдем. Настроение было отличное: два самосвала и одна гремучая штука для уборки снега уже попались нам по пути. И тут я увидела мамочку с коляской-тандемом. Мамочка была, как сейчас говорят, не славянской национальности: может, бурятка, может монголка, я не знаю. Да это и не важно. Детки ее были как две горошины: маленькие бутузы, щекастые и славные. Они были настолько хороши, что я невольно заулыбалась, глядя на них. И перевела взгляд на их маму. У нее в глазах был страх и желание сделаться вместе с детьми невидимой. Она боялась меня, моего внимания к себе.
И мне стало страшно. Во что мы превращаемся?
мы превращаемся в черт занет что. но это пугаетменьше, чем когда я думаю о количестве удовлетворенных этими превращениями.
вчера под окнами ходили чудовищные молодые люди и доказательно орали "это мо город и моя столица!!!" "русские хозяева здесь!!" "россия - вперед! великая страна"
мне нехорошо стало. они ведь сопли-сопли совсем. двадцати нет, наверное, но за милю от них несет опасностью, агрессией и еще чем-то, чего не было в моих одногодках в том же возрасте. "россией" что ли от них веет...
нет, конечно, не "россией". Просто выросло поколение, которое было предоставлено само себе, родители деньги зарабатывали, не до детей было. каждый сам за себя.
Смешно, но я стала бояться поздно возвращаться домой одна. с одной стороны россиянские гопники, с другой - иноземные.