Рошаль. Пожары. Место действия

Предпоследняя (или уж последняя?) часть марлезонского.

«

Самолет летел, колеса тёрлися – вы не ждали нас, а мы припёрлися» (с)


Заканчивая эпопею с рошальскими пожарами, я, наконец, поступила именно так, как мне давно советовали доброжелатели: съездила на место действия. Вчера, 5 сентября, днем.

Сразу скажу, что ничего нового для себя я не увидела и не услышала. Такая у нас сейчас жизнь – чтобы хорошо представить себе то или иное место, не обязательно выезжать туда лично. Особенно, если когда-нибудь уже видел нечто подобное.

В итоге подтвердилось буквально всё, что я говорила здесь раньше. Но я, конечно, стала лучше себе представлять театр пожарных действий, понимать, как это всё выглядит.

Оператор из меня никудышный. Поэтому за видео сразу прошу прощения. Вдобавок, накрылся файрвайр-шнурок, и сливать с камеры пришлось хитрым образом: сначала через аналоговый вход плейера записывать материал на встроенный хард, потом копировать результат на DVD, потом грабить с DVD на компьютер. Качество, и без того аховое, это не улучшило никак.

Отдельное спасибо Стиву нашему Джобсу за программу iMovie 9. Чтоб он так деньги зарабатывал, как я на ней пыталась монтировать. Чтоб у его женщин был такой же интуитивный интерфейс. Чтоб ему так же со звуком было приятно работать во время его хваленых презентаций. Нет, ну насколько же удобна была шестая версия программы, и насколько ублюдочной она стала сейчас. Как будто на висту пересела. Они спятили там все, что ли? Тысячу раз пожалела, что взяла с собой камеру, а не ограничилась простым мобильником.

В общем, и монтажа не получилось. Чтобы хоть как-то приправить тоскливое видео, подложила музыку. А надо было делать всё в пять раз короче и в десять – яснее. И с титрами. Но, думаю, кто хочет – разберется ))




Что перед вами? В первой (и самой длинной части клипа) -- та самая «деревня», которую спасали. Вернее, одна её часть. Вот это большое поле, огражденное канавами с водой, до сих пор дымящееся, с невнятными сараюшками и огромным количеством валежника – это та самая «Ромашка», которая – ой, мама, -- «горела». Впрочем, кавычки, вероятно, лишние. Горела и горит по сю пору. Только ме-е-едленно.

Во второй части представлено место в сосняке, на котором стоял лагерь добровольцев. Узнаете, не ошибетесь. Рядом – пожарный пруд, а жилые домики через пруд – садовое товарищество «Юбилейное-2».

История вопроса

Ситуация с торфяниками, если не вникать в детали, проста: или одно, или другое. Или вы живете на болоте с его замечательным здоровым климатом и не боитесь пожаров (привет, Шрек), или вы живете в покое и сухости, но при этом регулярно горите.

В местах торфодобычи были созданы системы, которые позволяли балансировать между двумя крайностями. В жаркие года на торфяники из этих систем подавалась вода и их подтапливали, в дождливые – наоборот, воду сбрасывали. Однако девяностые годы повлекли за собой известно что: системы каналов и шлюзов пришли в негодность, людей сократили. Шатурский и ему подобные районы стали гореть регулярно. Планы по обводнению торфяников звучат с 2002-го, но денег никто на это дело не выделял. С 2009-го администрация Шатуры самостоятельно пытается хоть как-то каналы прочистить и восстановить. Впрочем, это песня отдельная.

Особенность же Рошаля состоит в том, что никаких торфоразработок рядом с городом никогда не велось. Восстанавливать нечего, систем регулирования нет в принципе.

После осушения болот Шатуры небольшой торфяник под Рошалем был и сам по себе довольно сух. Настолько, что рядом с ним начали в конце восьмидесятых резать дачные участки и раздавать их бесплатно горожанам. Так и возникло садовое товарищество «Ромашка». Опасность возникновения пожаров рядом с товариществом была, что называется, ненулевой.

А вот на другом конце города боролись с прямо противоположной напастью. Весенние разливы реки Воймега регулярно подтапливали Майские улицы. Из-за этого на рошальском химкомбинате готовился проект защиты от паводков. Его разрабатывал мелиоратор Злобин.

Но в середине девяностых химкомбинат развалился, Злобин, к несчастью, умер, а жители остались наедине со своими паводками. Тогда в 1996 году они скинулись и сами прорыли несколько сотен метров канав и несколько десятков метров труб к карьеру «Земснаряд» (оттуда в этом году пожарные протянули магистраль к очагам). От карьера насос откачивал воду в торфяники возле «Ромашки». Товарищество стало подтапливать. В связи с этим и с тем, что туда не провели ни света, ни водопровода, иные люди свои участки потихоньку забросили. В конце концов, развалилось и само садовое товарищество. Хотя приблизительно половина «Ромашки» никуда не делась и поныне.

Итак, в нормальные года «Ромашка» плавала и де-факто жила рядом с болотом. В жаркие -- уровень воды понижался, и торф временами тлел. Не самое лучшее место для дачи, прямо скажем.

Ну а в этом году совпало сразу два фактора. Первый вы знаете – аномальная жара. А второй – засорились трубы у Майских улиц. Весной улицы опять были подтоплены, трубы начали чистить, однако с этим опоздали. И – алё: жара + отсутствие ежегодной порции воды привели к натуральным пожарам.



Обозначения на карте

1. Место, где стоял лагерь добровольцев. Рядом пруд и дачи "Юбилейные".
2. Примерное место торфяного пожара, который тушили добровольцы. Севернее - дачи "Ромашка". Еще севернее на карте вы прочтете название района города -- Пески. Да, там пески. Торфяные пожары не пройдут.
3. Карьер "Земнаряд". Чуть севернее - Юбилейное озеро.
4. Река Воймега в районе Перовомайских улиц. Приблизительно с той стороны опасность грозила городу 6 августа, когда горело примыкающее к Рошалю лесничество Майское.


Историческую справку и данную карту предоставил reverzin – за что ему отдельное и категорическое спасибо ))

Здесь и сейчас

Сегодня бывшая «Ромашка» состоит из двух частей. Первая выглядит пристойно, не хуже, пожалуй, дач «Юбилейные». Ну, может, чуть беднее. Ни света, ни воды туда так и не провели, это факт. Есть колодцы, но под «водой» обычные дачники подразумевают водопровод, isn’t? На видео этой части дачного поселка нет. Но надо сказать, что жилая часть окопана, есть канавы с водой (некоторые из них как раз на видео присутствуют).

А второй части поселка попросту не существует. Вообще. Да, там стоят до сих пор какие-то домики, сараюшки, но все они давным-давно брошены. Вот там горело, да. И раньше, и теперь. Только защищать это добро некому, да и незачем. Всё это и без того разваливалось, гнило в дождливые годы, тлело в сухие – в общем, бойко амортизировалось без человеческого ухода. Ныне вторая часть «Ромашки» -- это выгоревшее торфяное поле, которое всё ещё дымит и всё ещё завалено деревьями. Хотите сделать несколько впечатляющих фотографий – добро пожаловать. Берцы там уже не нужны, торфяник теплый, но не обжигающий. Можно захватить бензопилу и попилить упавшие деревья. Их вдосталь. Поэтому фотосессию «скромный победоносный я на пожаре» сделать не составит труда. Погода у нас сейчас хорошая, дожди не идут, солнечно и прохладно.

Еще одно аналогичное поле с дымами есть по дороге из «Ромашки» к «Юбилейному» -- так что места хватит всем.

Полагаю, и в лесу, куда я не пошла, тоже есть и торф, и дым, и валежник – аттракцион действует, только посетители разошлись.

Раз в два часа по дороге к «Ромашке» ездят пожарные машины, ведется окарауливание территорий, но те дымы, которые вы могли заметить на видео, никто больше не проливает. Собственно, последнее время перед дождями не опасность огня, а как раз смог и дым более всего досаждали жителям дачных поселков.

Разговоры с обитателями дач

Поговорила я и с дачниками, куда ж без этого. Камеры они стеснялись, в итоге записала один короткий разговор. Выкладывать смысла не вижу. Камера была скрытая, в кадре земля и забор, мои реплики очень громкие, а голос собеседника почти не слышен. Стояли довольно далеко друг от друга, человек работал на участке, оттого и разговор вышел бестолковым. В начале разговора, до записи, мой собеседник сказал, что сам не видел, как что-то горело в этом году. Хотя его домик самый ближний к погорелому полю. А вот точная расшифровка того, что есть на пленке:

Я: Много потерпевших? Погорельцы есть? Ну, чтобы на компенсации претендовать...
ОН: Насчет этого я не знаю. Они <домики> заброшенные стояли...
Я: Заброшенные стояли? Без хозяев?
ОН: Да. Вначале-то сухо было, а потом из-за того, что сыро стало. Они же сняли дёрн.
Я: Ага...
ОН: И они ниже нас стали...
Я: И там болото получилось?
ОН: Они сажали сперва. Год, два, три, четыре...
Я: Это в каком году было?
ОН: Каждую весну всё позже, позже заходят туда, и, в конце концов, вот... Ну, ездят туда... Я уж не знаю, кто. Это сейчас вот – поле, а раньше лес стоял, не видать.. Во... Может, оттуда ездят, может, ещё где...
Я: Так их там сначала затопило, что они бросили свои... эти самые... дома.
ОН: Я так понял, вот канава... (ПОКАЗЫВАЕТ) И там канава... Проходит по участкам...
Я: Да, я видела – канава.
ОН: По середке прям – канава. Участки давали. Это когда ещё было. Засыпали всё. Вода уже весной не так уходит, как надо...
Я: Ага...
ОН: И каждую весну всё это... (ЖЕСТ)
Я: И там получилось болото?
ОН: Ну. Получается оно... И постепенно все бросили... Потому что весной долго не залезть туда.
Я: Понятно.
ОН: Они ждали, ждали, а чего уж там – скоро осень.
Я: Понятно.
ОН: Кто умер, кто ещё чего...
Я: Ну, тут я смотрю, ни столбов нет под электричество, ни воды, ничего...
ОН: Нету... У нас распалось садоводчество...
Я: А давно распалось?
ОН: Я не могу вам сказать сейчас...
Я: То есть, вы так сами по себе здесь...
ОН: Ну да. Начальство было, всё платили. Как положено. Потом бац – и нет ничего.
Я: И конец истории. Понятно. Спасибо большое. До свиданья.


Прочие разговоры в том же духе. Давно тут всё брошено, никому не надо. И связано это было не с пожарами, а наоборот – с подтоплением.

В общем, очевидцев того, как пылали в этом году бесхозные сарайки на мертвом поле, я так и не нашла.

Конец истории

Я, конечно, уже сто раз пожалела, что столько времени угрохала на эту эпопею, в которой всё было понятно с самого начала. И сейчас буду говорить вещи, наверное, жесткие.

В свое время такое вот тушение пожаров, как под Рошалем, не называлось у нас «героическими подвигами». И даже «тяжелой черновой работой» не называлось. Это был, господа, вариант активного отдыха. Сочетание полезного с приятным. Кто-то ходил на Алтай, кто-то ездил на слеты КСП или в интерлагерь, а кто-то работал в стойотрядах, выезжал в полевые экспедиции с биологами или геологами, мотался летом на вахты. И да – помогал тушить лесные пожары. И всё это было в кайф. Популярная фраза тех лет: лучший отдых – смена рода деятельности. Друзья, романтика, песни, новые знакомства, брезент, дождь, давайте-ка по пятьдесят, костер, и каша на костре – здорово. Я понимаю. А лыжи у печки стоят, а крылья сложили палатки -- их кончен полет, а изгиб у гитары желтый, и как здорово, что все мы здесь...

Ничего и не изменилось:

Кто-то из местных сказал, что наш лагерь под Рошалью стоял в аномальной зоне... Да, это было аномальное для сегодняшнего времени место, пропитанное дружбой, любовью, чувством локтя, весельем и тревогой, песнями, смехом, слезами, прогретое солнцем и заливаемое дождями, с ночами, заполненными лёгким туманом или плотной завесой дыма, с влажными одеялами и сырыми спальниками, с промокшей насквозь одеждой, с костром, сидеть у которого было уютно и тепло, которым пропахла сейчас и вся квартира... Место, в которое возвращались... Я видела глаза тех, кто приезжал к нам привозить помощь - продукты, вещи, оборудование, привозил по первой же просьбе или по собственному желанию - в их глазах неизменно читалось восхищение теми, кто каждое утро уходил в настоящий бой, восхищение и, конечно же, немного зависти... С какой радостью оставались на ночь те, кто мог себе это позволить - чтобы послушать рассказы о прошедшем дне, пошутить, прикоснуться к этой когорте бесстрашных...

В мире акул капитала на таких раздачах стоят умные люди и берут денежку. Как Том Сойер за покраску забора. Возят уставших от электроники японцев в отдаленные российские деревни ковыряться в земле, которой в Японии так не хватает. И офисные узкоглазые клерки с удовольствием доят коров, пилят, рубят и таскают. Лепота. Когорта бесстрашных.

Я двумя руками «за». Ничего плохого не вижу. Всем хорошо: и помощь реальная, и досуг – не по кафешкам мохито трескать. И конкуренция здоровая: подтянутся, глядишь, нашисты из тех, что чистили химкинский лес, уберут мусор за героическими антинашистами.

Отлично.

Если бы не ряд «но». Если бы сейчас на этом активно не строились политические пирамиды самого печального толка (стоило так гнать на одну большую вертикаль, чтобы тут же лепить себе дюжину маленьких, с кукольными предводителями, вроде Черского – харизмочка с ноготок, а туда же -- наглость и хамоватость прям как у вождя нации).

Если бы не травля «стрелочников».

Если бы не истеричное: «да мы тут за родину проливаем... эту... этот... торф, а вы там... а вы нам...» -- и вечные баны, и вечные потирушки, и вечные телекамеры.

Если бы на какое-то время центром пожаров в МО не стал внезапно Рошаль – уже после того, как самое неприятное здесь было позади.

Так-то да, возле Рошаля – идеальное место для доброго лагеря. Соснячок-с. И есть, что тушить, и есть, что пилить, и работы хватит и на сто человек, и на двести. Хоть весь сентябрь тут можно сидеть, хоть весь октябрь, а с мая вновь заезжать. И мотопомпы здесь не лишние, и бензопилы. Спасибо всем, кто помогал.

Но ведь очень серьезная ситуация в стране была этим летом -- без дураков. Люди остаются без жилья по сей день не в какой-нибудь компьютерной игре «Чип и Дейл». И верховые пожары бушуют. И погибают – обычные сельчане, пожарные. И есть те, о ком писала Радулова – за что получила пистонов, хотя проблема реальна – те, кто отстоял дома, но лишился инфраструктуры. Кто-нибудь выручает тех, у кого в деревне два-три дома осталось? Им-то хуже всего, наверное.

Бравые пионерские речевки и всякие героические фотосессии на таком фоне выглядят постыдно. Уж извините. Моё мнение, никому не навязываю.

И не знаю, кстати, нужно ли теперь продолжение. Подумаю. Для себя я все точки над «и» давно расставила. Но в нашей истории помимо сорванных от своей собственной крутости крыш (с этим ладно, обойдется), есть вещи гораздо неприятнее. "Мне так ка-аэтся" (с)

Ты меня просто балуешь.) Вот так просто берешь и поддерживаешь.
про чувство локтя
пошел по ссылке и захватило дух...
ах, какой журнальчег! я думал, такого уже не существует)
какая же ты молодец...
я тоже не знаю нужно ли продолжение, но для тебя самой было это очевидно важно поэтому надо было сделать.
Не знаю... Какие-то итоги, наверное, надо подвести.
Спасибо.)
Не согласен с оценкой:
"Я двумя руками «за». Ничего плохого не вижу."
------------

А я в вот не могу сказать, что не вижу ничего плохого.

Поскольку:

- с одной стороны,фактор романтики и филиала КСП: "пропитанное дружбой, любовью, чувством локтя, весельем и тревогой, песнями, смехом, слезами..." ну и далее по тексту.

- с другой стороны, фактор материального обеспечения: "...тех, кто приезжал к нам привозить помощь - продукты, вещи, оборудование, привозил по первой же просьбе или по собственному желанию - в их глазах неизменно читалось восхищение теми, кто..."

постольку, непонятно следующее:

а) откуда, собственно, брались все эти материальные ресурсы "по первой же просьбе или по собственному желанию"?

б) те, кто их покупал на собственные средства - знал ли, на что именно они будут использоваться в режиме "по первой же просьбе"?

в) те, координировал поток материальных ресурсов - имел ли реальное представление о потребностях и приоритетах обеспечения тех или иных групп, обеспечивая снабжение "по первой же просьбе"?


Простите, Ольга, но здесь явно видно, что "утро перестает быть томным".

P.S. каков масштаб приведенной карты?
я знаю, где на карте должна стоять цифра 5, и возможно 6 ;)
То, что нагадили после себя — свинство просто,
Слов нет.
Мы с Ковригино когда снимались — чистую полянку после себя оставили. Не пойму — неужели и около нашего лагеря мусор был?? Там вы должны были видеть остатки двух кухонь (кострищ), если второе не засыпали — в обеих местах мусор был?

Что касается того, что в этом нет ничего плохого. Нет, это отвратительно — когда у стрессированных гарью и пожарами обывателей снимаются деньги как с куста — причём многие отдают их, вовсе не обладая излишками, потом организуется героический перфоманс — и часть людей едет жрать и, как видим, гадить на эти средства, фотографироваться на фоне «огня», потом исходить непристойным пиаром и пафосом в жж со гигабайтами своих фотокреативов и себя любимых. Это отвратительно.
Я и такой поп-туризм с «как здорово, что все мы здесь сегодня собрались», но на свои деньги, однако, несколько презираю. А вот это всё у меня вызывает только активное отвращение.
Да, именно.
> Бравые пионерские речевки и всякие героические фотосессии на таком фоне выглядят постыдно.
Да.
User jescid referenced to your post from Да. saying: [...] бравые пионерские речевки и всякие героические фотосессии на таком фоне выглядят постыдно [...]
Ох, блин, вот даже не знаю, что лучше, что хуже. Ведь я и в жизни, и в жж общалась с людьми, которые именно занимались тушением пожара, не думая о регалиях и прочем. Да, если бы они даже и думали о таком - пусть: неважно, почему доброе дело будет сделано. Но очень часто кто-то пользуется чужой добротой в своих интересах.
Всё-таки одно дело -- регалии и т.п. Человек тщеславен, что поделать. Честертон доказывал, что это лучше, чем гордыня, потому что тщеславие апеллирует к окружающим. И когда человек заслужил почет, отчего бы и не почтить? )

Тут другое хуже. Я (да и не только я) вижу некие системные действия по накручиванию на пожарах собственных рейтингов, да ещё и на средства рядовых граждан.

Edited at 2010-09-06 12:30 pm (UTC)
Именно! Я ждала этой вашей реплики, Евгений. Скажите мне, почему микрорайон называется "Пески"?
Firewire шнурок все же очень помогает, картинка с ним была бы веселей. А насчет простой монтажки - Final Cut Express хорошая вешь, в ней и профессиональные опции убраны, так что меню еще обозримы, и разумный интерфейс оставлен. Хотя если делать по одному ролику в год, то конечно замучаешься вспоминать все кнопки и рычаги.
Кому старый iMovie мешал - тоже теряюсь в догадках, и не я один.
Ближе к воде -- чисто.
Кстати, стекло я собрала. Дело пяти минут. Что помешало это сделать той же Юле, которая там была в эти выходные (В пятницу еду в егорьевский дом престарелых, в прокуратуру, далее в Колионово к Михаилу michael_077* , потом в Рошаль в местное общество инвалидов, а затем на стоянку нашего лагеря, заново ставлю палатку, (мчс-овцы просили помочь) и там до воскресенья.)

В нашей стоматологии тоже потребовалась помощь добровольцев? Они горят? Или есть необходимость в саженцах?