(no subject)

Третий день я смотрю один сериал. "Люди в деревьях". Он простой, девчачий, правда, в лучшем смысле этого слова. И третий день я пытаюсь отключить от себя новости и живой журнал.

Мне просто не нравится происходящее. Весь этот шабаш. Я не фанат Караулова, не ценитель Петра.
Но почему ощущение дежавю все сильнее и сильнее? Как сделать так, чтобы вся эта плесень оставила мою страну в покое?
Медицина, образование, сельское хозяйство, промышленность, ВПК -- все разрушено практически. Все, что хоть как-то выжило после 90-х, -- опять сдаем.
И о чем говорим? А о памятнике Петру. У нас же большего геморроя нет, чем бронзовых истуканов с места на место переносить. Мы же офигеть какая держава. Миллиард туда, миллиард сюда. Кто заметит? У нас президент, прости Господи, с айпадом. Значит, право имеем.

P.S. Зато детская поликлиника в городе Рошаль похожа на барак конца пятидесятых. И, чтобы сдать кровь на анализ, надо три раза съездить в разные концы города с пробирками в руках.
А сколько таких рошалей в стране?
Tags:
«Как сделать так, чтобы вся эта плесень оставила мою страну в покое?»

да, и меня это мучает
они не оставят
надо думать из худшего, я так пытаюсь
ну как бы, «всё уже случилось»

но мы-то есть пока, никуда не делись
и не денемся, если только какой-нибудь «мор» не устроят
это из области мрачной конспирологии ;), но, кажется, в постмодерную эпоху все варианты корректны, возможны то есть

Я весной, еще будучи на Сахалине, подняла на уши дорожные службы, ЖКХ, мэрию. И просила только одно, чтобы почистили тротуары от мокрой жижи по щиколотку. Потому что я пройти по козьей тропе могу, а бабульки старые и мамы с колясками падают в лужи. Три дня их изводила, пока не добралась до вице-мэра. И там получила самый великолепный ответ на свой вопрос: почему у нас грязные тротуары. Мне ответила вице-мэр: Если Вы хотите, чтобы улицы были чистыми, то вам нужно жить где-нибудь в Канаде или в Европе. Я ей говорю, что я хочу, чтобы в моей стране были чистые улицы. А она: это же Сахалин!
Это я к тому, что, наверное, нужно пить успокоительное и стараться не замечать, в чем мы живем и как живем. Попробовать изменить свое отношение к окружающему (лично у меня не получается, но пробую регулярно). Времена не выбирают, в них живут и умирают.... Как-то так.
Вот! А я сейчас проедаю плешь по поводу тротуара у дома и тепла в батареях, которого до сих пор нет.
Ну вот, а говорите, что все молчат. Нет, мы не быдло, мы все-таки пытаемся бороться за свою жизнь. И не думаю, что нас всего двое. Так что, боритесь и не сдавайтесь. Зато так приятно добиться результата...
Сразу вспоминается песня из фильма "Не бойся, я с тобой")
А я, съездив на один день в Ивангород, позавидовала россиянам.
Правда, не по поликлиникам и ходила.
И город затрапезный, прямо скажем
Но вот есть что-то, что вам, коренным, не видно.
Атмосфера.
Но, может быть, я выдаю желаемое за действительное.
Это, наверное, по-сравнению с нашей.
У нас очень угрюмо.
Мне люди понравились.
Люди? У нас, мне кажется, пофигизма больше. Что-то из серии "неприятность эту мы переживем".
ну...нам еще долго страну переделывать, а мейнстрим он будет всегда...так уж видно мир устроен...
Что мне Митя? После Ходорковского ничего не страшно.)
Статья 49 нового законопроекта определяет: «Моментом рождения ребенка является момент отделения продукта зачатия от организма матери посредством родов». Именно так: речь идет не о «новорожденных», не о «человеке» - вообще не о личности, а всего лишь о «продукте».


ольга! попробуй перевести на доступный язык
О! А значит ли это, что мертворожденный ребенок теперь и не ребенок вовсе?
оль! речь идет о рожденном живом продукте ( ребенке)....а вот то,что дитя стал продуктом,это по российским меркам....новый законопроект касается минсоцразвития.
У меня, честно говоря, нет никаких цензурных слов.
это законопроект,который может пройти и пройдет,и тогда узаконенный продукт - получен и органы тоже.
читала тут статью - разные москвичи высказывались про лужковскую столицу. На памятник всем фиолетово: проблемы - это пробки, экология, точечная застройка и т.п. Но власти кидаются переносить памятник, т.к. это, похоже, единственное что они готовы сделать.
Эх.