Болею. Перечитываю классиков

Максимилиан Робеспьер, 30 мая 1791 года, Об отмене смертной казни:

Вы говорите, что смертная казнь необходима. Если это верно, то почему же многие народы обходились без нее: в силу какой причины эти народы оказывались самыми мудрыми, счастливыми и свободными? Если смертная казнь пригодна для предупреждения крупных преступлений, то последние должны реже всего встречаться у народов, которые признавали и чаще всего применяли ее. Однако мы видим как раз обратное. Взгляните на Японию: нигде смертная казнь и пытки не применяются так часто; и нигде не встречается так много самых ужасных преступлений.

Поэтому законы должны служить народам самыми чистыми образцами справедливости и разумности. Если вместо той мощной строгости и того умеренного спокойствия, которые должны быть их характерной чертой, они выдвигаю гнев и месть; если они заставляют проливать потоки человеческой крови, которых могут избежать и которых они не вправе лить; если они выставляют перед глазами народа жестокие зрелища и трупы людей, загубленным муками и пытками, то они извращают в сердцах граждан понятие о справедливости и несправедливости и заставляют прорастать в недрах общества жестокие предрассудки, которые в свою очередь порождают новые.

Максимилиан Робеспьер, 25 августа, 1793 года, О медлительности революционного трибунала:

Я проследил за адвокатскими формами ведения дел, в которых запутался Революционный трибунал. Ему требуются целые месяцы, чтобы судить какого-нибудь Кюстина, убийцу французского народа! Противники тирании были бы уничтожены в двадцать четыре часа, если бы она могла возродиться хотя бы на это время. Свобода должна теперь употреблять те же средства; в ее руках меч мести, который должен, наконец, освободить народ от его самых ярых врагов; виновными будут те, кто даст народу успокоиться,

Недопустимо, чтобы Трибунал, учрежденный для движения революции вперед, своей преступной медлительностью заставлял ее двигаться назад. Трибунал должен быть столь же активным, как и само преступление, он должен действовать так же быстро, как быстро совершается преступление. Этот Трибунал должен состоять из десяти лиц, занятых только раскрытием преступления и применением наказания. Бесполезно собирать присяжных и судей, поскольку этому Трибуналу подсудно преступление одного лишь рода - государственная измена - и что за нее есть одно наказание - смерть. Смешно, когда люди заняты изысканием наказания, которое надо применить к такому преступлению, поскольку есть только одно наказание, применяемое ipso facto.


28 июля 1794 года, казнь Робеспьера:

Помощник палача швырнул Робеспьера на смертное ложе, с силой наклонил голову на полукруг деревянного ошейника. Второй полукруг прижал шею сверху, и в следующее мгновение запачканная кровью сталь ножа рухнула вниз. Народ безмолвствует? Нет, это Европа, господа. Народ, как всегда, одобрительно кричит.



Оригинал записи на Dreamwidth
Оля, без привязки к тексту - когда я болела, читала Вашингтона Ирвинга "История Нью-Йорка" )))
Самое главное - поправляйся и береги близких!
Спасибо, Ната.
Самое смешное, что ленту еще читаю (и даже что-то у себя ухитряюсь запостить), а на комментарии сил уже нет.
Давай. Только попозже совсем. А то у меня свекры в гостях