Введение

Это частный журнал частного лица.

Мнение автора может не совпадать с мнением, которое именно вы считаете правильным и разумным. Мнение автора может не совпадать с мнением его взаимных френдов.

О журналеCollapse )

Керченский разрыв

Сегодня мы живём в обществе, в котором каждый человек, умеющий сдвинуть с места многотонный грузовик, способен причинить неимоверный ущерб, боль и страдания множеству других людей. Никогда не знаешь, почему вдруг тихий и вежливый Джон или Жан, или Иван в один прекрасный миг берёт в руки винтовку, приходит к себе в школу или на работу и расстреливает своих одноклассников, коллег или друзей. Что-то у него, видимо, в голове перегорело.

Нам с вами тяжело примириться с иррациональностью этих поступков. Абсурдный мир неуютен, в нём невозможно жить. Поэтому и начинаются скоропалительные поиски причин. Во всём виноваты компьютерные игры. Во всём виноват недостаток воспитания. Голливуд. Интернет. Общество потребления. Или же общество недостаточного потребления. Под любой безумный поступок хочется срочно подвести хотя бы какую-то рациональную базу, а иначе легко и самому сойти с ума.

На этом основан терроризм. Абсолютное зло, которое проявляет себя случайным образом в случайном месте. В этом отношении нет никакой разницы, кто перед нами: смертник, который отстаивает идеи халифата, или же подросток, который обижен на весь мир. По своим психологическим последствиям для общества оба этих типажа практически равнозначны. Люди перестают чувствовать себя в безопасности в самых привычных местах. У себя дома, на работе, в институте, кафе или торговом центре. Каждому легко поставить себя на место пострадавших. Каждый переживает - пусть и на какую-то секунду - их трагедию как свою собственную. Каждому легко представить весь ужас человека, работавшего вместе со своей женой и взрослой дочерью в одном заведении. Жена и дочь погибли, а он выжил. Как такое можно перенести?

Остальное - здесь.

Бояр на расправу

Региональная бюрократия смотрит наверх и тяжело усваивает правило quod licet Jovi, non licet bovi. Да и как объяснить чиновникам из Саратова или Хабаровска, почему депутат от «Единой России» может советовать людям покинуть зону комфорта, после чего получает высокий пост в Думе, а на местном уровне за такие же точно пассажи грозит увольнение. Этого, кстати, не понимают и рядовые граждане. Почему федеральный министр спокойно может нести чушь о том, как пенсионная реформа благотворно скажется на здоровье людей, а министр региональный вылетает пулей из правительства за пассаж о «макарошках».

Так что бюрократия на местах мотает себе на ус: система не защитит. Ославит, опозорит, не выступит в защиту. А ведь та же министр Соловьева отстаивала, пусть и неловко, действия всей системы. Её коллеги это прекрасно видят. Чиновник, которого поймали «на горячем» (пьяным за рулём, допустим), осознаёт, что виноват, но в случае Соловьевой осознания своей вины нет и в помине.

С другой стороны, граждане вне системы воспринимают слова чиновницы из Саратова как нечто наглое и вопиющее. А увольнение за подобное - как нечто естественное. Поэтому факт увольнения в памяти не задержится, а вот слова осядут надолго. «Они все так думают, просто эта лишнего сболтнула». «Они все такое нам говорят, просто Медведева уволить нельзя, а мелкую сошку - можно». «Да ладно бы просто говорили - они хуже поступают, они действуют в соответствии с этими словами».

Остальное - здесь.

(no subject)

Многие обнаружили, что червоточина фундамента, лежащая в основе нашего общего дома, никуда не делась. Она только разрастается. Без оценок девяностым далее следовать бессмысленно. Нельзя поносить девяностые по телевизору и одновременно строить Ельцин-центры. От такого фундамент ещё больше расползается. Нельзя в основе государства иметь грабёж. Более того, грабеж узаконенный.
Кстати, судьба Союза, как ни крути (при всех несомненных достоинствах страны) оказалась плачевна. Внуки первых комиссаров взяли всё да и поделили, только на этот раз между собой, закрепив победу 1917 именно таким образом.

Так что новый общественный договор, буде он возникнет, может быть связан только с оценкой девяностых. А в свете этой оценки - понимания и последующих лет.
Но оценка - это не «бла-бла-шоу» по телевизору. Это юридическая оценка. Документальная. Окончательная бумажка, броня - с прохождением через Думу и Совет Федерации. Возможно, что и через референдум.

Нам говорят, что пересматривать итоги приватизации нельзя - это, де, приведет к большой крови. Однако пересматривать пенсионный возраст можно. Пересматривать историю можно (у нас уже и немцы под Севастополем - воины). Всё, что угодно. Только не итоги приватизации.

Ну, биография господина Ходорковского нам намекает, что небо в ряде случаев на землю не падает. Да и кто говорит о посадках. Пока говорят об оценках. О том, что так нельзя. Так неправильно. На этом ничего толком не построишь.

По-Библейски: человек безрассудный построил дом на песке, и пошёл дождь, и разлились реки, и подули ветры, и налегли на дом тот, и он упал, и было падение его великое.

Разрыв общественного договора может завести даже не в тупик, а в пустоту. А там, где пустота, там и Чапаев.

Остальное - здесь.

(no subject)

В пятидесятые и шестидесятые года прошлого века люди по обе стороны железного занавеса стремились в будущее. Призывали его. Грезили им. Торопили.

Фантастика была востребована. "Есть контакт". На пыльных тропинках, в общем. До старта оставалось буквально 14 минут. Пожилые с трепетом завидовали - не увидим. Молодые закладывали капсулы времени. Чтобы вскрыть их через пятьдесят лет и по-доброму улыбнуться: "Мало было фантазии, а на деле-то всё куда круче".

Ну, вот. Мы с вами в нём, в будущем. Из его явных примет - смартфон у каждого в кармане. "Привет, Siri. Какая погода будет завтра?"

Тропинки далёких планет слишком дороги. Зачем туда? Это нерентабельно. Там пустыня, вечный холод и мрак. Зато в каждом заведении скоро будет по десять туалетов - на каждый актуальный пол.

И человечество внезапно захотело назад. Не только у нас - везде. Количество стилизаций под старину зашкаливает. Десятки групп играют музыку 50-х и стилизации под неё. "Ах, винтаж".

Всё будущее вдруг оказалось в прошлом. Тогда было "назад в будущее", теперь - "вперед, в прошлое".

В телевизоре пляшут молодые люди с татуировками на морде. Как будто первобытное племя нашли очередное в дебрях Амазонки.

Само собой, по сравнению с этим пятидесятые прошлого века - это далёкое будущее.

Такие вот парадоксы времени. Эйнштейн отдыхает.

Кудрин предлагает сдаться

Здесь надо отдать должное большому риторическому мастерству Алексея Леонидовича. Он заранее указал основного виновника наших грядущих экономических неурядиц. Это вовсе не финансово-экономический блок правительства, как вы могли подумать, не глава Центробанка, а наш МИД. Действительно, в МВФ только что опять похвалили Россию за примерное поведение, за все последние действия правительства. Мы хорошие и послушные. В этой части. Только зачем-то травим Скрипалей и вмешиваемся в американские выборы. Надо ли говорить, что такой опытный чиновник, как господин Кудрин, не может не знать, что наш МИД никакой самостоятельной внешней политики не реализует, да и не имеет на это права. МИД проводит в жизнь внешнюю политику высшего руководства страны, прежде всего, её президента. Не может не знать Алексей Леонидович, что нужно делать, чтобы новых санкций не вводили, а старые были смягчены. Надо полностью разоблачиться перед Вашингтоном, признать все свои ошибки и чудовищные деяния, уйти из Сирии, сдать Донбасс, а еще лучше - и Крым. Словом, пройти опять перед всем миром без флага и гимна. Вот тогда, быть может, когда-нибудь, когда рак на горе свистнет, с России некоторые санкции возможно и снимут.

То есть, Алексей Леонидович прямо предлагает сдаться на милость Западу. А если этого не произойдет, то ни на какой майский указ можно не рассчитывать. Экономика будет продолжать стагнировать, число бедных расти, а виноваты в этом будут не Силуанов с Набиуллиной, а Лавров с Шойгу. Ну и тот, кто указ подписывал.

Остальное - здесь.

(no subject)

В целом, нынешнее лето продемонстрировало огромному количеству граждан, что их сознательно и злонамеренно вводили в заблуждение. Любые действия власти, которые были широко одобряемы обществом, оказались случайным совпадением интересов. Любые достижения России сегодня будут приватизированы очень узкой группой лиц. Зато за любые неудачи будут платить рядовые граждане.

Это приводит наше общество в тяжелейшее психологическое состояние. Никому не хочется атаковать государство, потому что с его разрушением наступает полный хаос, и опять страдает в первую очередь рядовой гражданин, у которого нет ни запасов, ни запасных аэродромов - ничего. Вместе с тем, надежды на эволюционный путь развития утрачены. Граждане прекрасно понимают, что система, сложившаяся на этот момент, будет воспроизводиться вновь и вновь, ужесточаясь по отношению к обществу, доводя людей до состояния полной безысходности.

Так что пока именно наше общество оказалось в состоянии цугцванга. Во что все это выльется, покажет самое ближайшее время, потому что такая ситуация ненормальна и долго она продолжаться не может.

Остальное - здесь.

Ложь, наглая ложь и статистика

Поэтому разрыв между победными реляциями сверху и текущим положением дел с каждым днем становится очевиднее для всё большего числа наших граждан. Пока статистика говорит нам об увеличении реальных зарплат, действительность сообщает, что платежеспособный спрос падает, огромные торговые центры пустеют, задолженность населения по кредитам растет, а возможность находить себе подработки и халтуры уже исчерпана.

Таков результат деятельности финансово-экономического блока правительства за минувшие шесть лет. Либеральные политологи удивляются тому, что люди ждали смены экономического курса после президентских выборов. Хотя чему же тут удивляться? Во-первых, люди вовсе не ждали. Они прямо говорили, что текущий курс их не устраивает, и они ждут смены правительства. Во-вторых, вся так называемая «кремлевская пропаганда» до лета этого года была вполне себе солидарна с обществом. Неоднократно самые именитые журналисты, близкие к Кремлю, вроде господина Соловьева, безжалостно критиковали действия правительства и утверждали, что эти действия во время противостояния с Западом могут со временем привести к самым плачевным вещам. В-третьих, и наш президент во время мартовского послания Федеральному собранию тоже много говорил о внутренней экономической политике, о прорыве, о борьбе с бедностью и о других приятных и полезных вещах. Отчего же было не ждать каких-то знаковых перемен?

Остальное - здесь.

(no subject)

А теперь о знаменитой тысяче, которую будут ждать пенсионеры в начале 2019 года.

О ней было сказано много. Эта тысяча всю дорогу выступала подсластителем горькой пилюли. "Неужели вам жалко лишней тысячи для стариков?" Постановка вопроса диковатая. Одним пожилым, в общем, людям, предлагалось пожалеть других, чуть старше. В то самое время, когда их самих правительство ничуть не жалело.

Да Бог с ней, с пропагандой. Но в мозги с телеэкранов прямо молотками вбивали эту тысячу.

Теперь закон принят в третьем чтении. И никакой тысячи уже не упоминают. Перешли на 7%. Т.е., стали откровеннее. Старики, которые ждали эту тысячу, о которой талдычали с утра до ночи, должны понять. Если у тебя пенсия 8000, то ты получишь повышение в 560 рублей. При уровне инфляции 4% повышение и без того составило бы 320 рублей. Но теперь сверху добавят ещё 240. Такова цена вопроса для самых малообеспеченных пенсионеров.

Но в самом законе даже этих семи процентов нет. В законе сказано вот что:

*******************

б) часть 10 изложить в следующей редакции:
«10. Размер страховой пенсии ежегодно индексируется:
1) с 1 февраля на индекс роста потребительских цен за прошедший год;
2) с 1 апреля исходя из роста доходов бюджета Пенсионного фонда Российской Федерации. В случае, если годовой индекс роста среднемесячной заработной платы в Российской Федерации превысит индекс роста потребительских цен за этот же год, с 1 апреля следующего года производится дополнительное увеличение размера страховой пенсии на разницу между годовым индексом роста среднемесячной заработной платы в Российской Федерации и индексом роста потребительских цен. При этом дополнительное увеличение размера страховой пенсии (с учетом ранее произведенной индексации) не может превышать индекс роста доходов бюджета Пенсионного фонда Российской Федерации в расчете на одного пенсионера, направляемых на выплату страховых пенсий.»;

***********************

Иными словами, всё зависит от роста доходов ПФР, а они, в свою очередь, зависят от роста заработной платы. Не будет этого роста, не будет и второй - апрельской - индексации. Затрудняюсь сказать, что будет, если доходы ПФР вдруг упадут. Ну, если. Можно ли в этом случае оперировать отрицательными индексами? Рост доходов отрицательный, следовательно, индексация тоже отрицательная - в сторону уменьшения. Так не станут трактовать?

При этом при всём нетрудно предсказать, что уже в январе мы услышим вопросы "где наша тысяча" и ответы "вот же вы тупые, вы ничего не поняли".

(no subject)

Ничего вы не понимаете в колбасных обрезках.

Вам, понимаешь, завезли самые модные цеевропейские политтехнологии. А вы ржете.

Порошенко извинялся, и все порохоботы говорили, что это мужественный поступок. И Петр Алексеевич по-прежнему катается в ООН.

Орлова извинялась. И все лоялисты говорили, что это мужественный поступок. А вы её на выборах прокатили. Нормально? Россия, ты одурела (в который уже раз?)

Теперь до вас пытаются донести, что смягчение пенсионной реформы очень дорого обходится государству. Денег-то нет. Всё было посчитано копеечка к копеечке, а добрый царь взял и тёткам три года скостил. И теперь денег не хватает ни на что. А вы доброту не цените, и опять ржете.

Как вам объяснить, что всё для вас? Что надо работать, а не бездельничать? Целый Кириенко с помощью своей любимой саентологии день и ночь работает, придумывает разные хитрые ходы, импортирует их из братской Украины. А вы что?

Вдумайтесь. Какая перед правительством стоит сложная, нетривиальная задача.

С одной стороны, надо отменить пенсии вообще. Ни в каком виде их не платить. Нет такой возможности потому что. Да и желания. Да и зачем? Но, с другой, если пенсии отменить, то куда деть Пенсионный фонд? Там, между прочим, 120 тысяч человек вкалывают. Куда их? Если пенсии отменить, то как тогда брать 22% пенсионных сборов? А ведь эти сборы нужны. Иначе что будут делать Минцы?

При этом надо следить за этими проклятыми рейтингами, чтобы не сильно падали. Как найти нужный баланс между жадностью и хитрожопостью? Как потихоньку всё-таки отменить пенсии, продолжать брать пенсионный сбор и одновременно пугать всех, что пенсии отменят "несистемные либералы", если вернутся к власти?

Отсюда разноголосица. Господин Орешкин весело поёт: "Всё хорошо, прекрасная маркиза, и хороши у нас дела", а господин Медведев затягивает: "Суровые годы настали". По сути, смысл песен одинаков, но настроение-то куда денешь?

А тут ещё лезут всякие, вроде госпожи Улицкой, которая, ощутив знакомый запах девяностых, начинает вдруг кокетничать с властью публично.

Сплошные проблемы. Тяжёлый, низкооплачиваемый труд.

Ржут они. Никакого сочувствия. Что за люди?