Введение

Это частный журнал частного лица.

Мнение автора может не совпадать с мнением, которое именно вы считаете правильным и разумным. Мнение автора может не совпадать с мнением его взаимных френдов.

О журналеCollapse )

(no subject)

У нас вообще любят говорить об экономической политике тех или иных правительств как о неком сферическом коне в вакууме. Вот-де, есть экономическая модель, она не работает, а вот та экономическая модель работает. Это глупые и неправильные решения, а другие были бы мудрыми и правильными. Экономика в этом случае представляется чем-то абстрактным, она никак не зависит от положения конкретной страны на мировой арене, от ее истории, от действий ее соседей и недоброжелателей. Социализм плох, капитализм хорош, невидимая рука рынка гладит и поддерживает, а видимая — душит.

Может, оно и так, но в том-то и дело, что ни разу за всю новейшую историю чистого эксперимента никому провести не удавалось. Любые альтернативные модели всегда подвергались серьезному внешнему давлению экономических гигантов. Иными словами, на глобальном рынке экономических идей сегодня присутствует монополия и эта монополия яростно давит ростки любых возможных конкурентов. Иногда это срабатывает, иногда нет, но никогда нельзя сказать, что вот, был поставлен чистый эксперимент, все было сделано верно, но результат признан негодным и его можно выбрасывать в утиль.

Остальное - здесь.

Правительство ждунов

Дело осложняется еще и тем, что наше общество не просто желает изменений, а буквально жаждет их. С момента возникновения крымского консенсуса нашему обществу понравилось, простите за тавтологию, ощущать свою общность. Иногда это называют возникновением политической нации. Наши недруги говорят о возрождении имперских амбиций, о страсти к территориальным приобретениям, о милитаризации сознания, возрастающем шовинизме и прочих дурных вещах. На деле же, это страсть к возрождению, к ренессансу, к созиданию. Атмосфера праздника, царившая во время открытия Крымского моста, прямо говорит об этом. И надо отметить, что наш президент это отлично чувствует. Отсюда и его речь на открытии. О том, что мы не остановимся. Мы будем строить и дальше. Мосты, дороги, порты, будем строить корабли. Отсюда же и его новые майские указы.

Но в сознании людей рывок в экономическом развитии, возрождение страны никак не связаны с правительством Дмитрия Анатольевича Медведева. Ни с тем, с которым мы жили до мая этого года, ни с тем, которое сформировано сейчас.

Остальное - здесь.

(no subject)

Вчера Зюганов напомнил Медведеву и Путину о "детях войны". О каких-то им выплатах. О самих ветеранах уже не говорят. Там, вроде, всё сделали. Ветеранов исчезающе мало уже. Самым молодым из них - под девяносто.

Оно и понятно. Нам-то самим - около полтинника уже всем. Нашему поколению. Друзьям, знакомым. Кому и под шестьдесят. А кого уже и нет. Вымираем тоже.

И сейчас осознаешь - что мы-то сами: внуки войны. Для нас "Спасибо деду за Победу" - это не удачный слоган. А просто правда жизни. Естественное состояние. У меня дед воевал. И один его брат - воевал. И другой. Нас окружали ветераны. Тогда совсем ещё не старые. Наши отцы служили в армии, а все их офицеры того времени, что называется, прошли. В институтах нас учили ветераны. И какая-нибудь бабушка, которая принимала у тебя пальто в гардеробе, вполне могла оказаться санитаркой, которая на себе вынесла кучу бойцов. Или летчицей (чего такого?). Или просто человеком, точившим с утра до вечера всю войну снаряды.

Поколение, которое читало нам сказки, баловало нас и спорило по этому поводу с нашими родителями, просто всё сплошь прошло сквозь ту войну. Не было иного выбора. Хотел ты или не хотел. Ты или побеждаешь, или конец. Сталин, не Сталин, коммунизм или нет, - цивилизаторы пришли убивать лично тебя, твою семью, твою страну. И много в том, кстати, преуспели.

В моей огромной семье есть все. Весь ряд. Блокадники, пережившие и не пережившие. Простые красноармейцы, дошедшие и нет. Военноначальники. Те, для кого война закончилась девятого мая, и те, кто воевал ещё долго на Западной Украине с теми, чьими именами сегодня называют улицы в Киеве. Побывавшие в оккупации и побывавшие в плену. Жившие тогда, работавшие тогда, рожавшие тогда.

Странны эти парадоксы времени. В молодости на девятое не было никакого особого пафоса. Над войной уже шутили. Уже можно было, и не выглядело дико. Смеясь, расставались со своим прошлым. Потому что была глубокая внутренняя уверенность - это в прошлом. Навсегда. Никому в голову не придёт повторить это безумие. Никто вокруг не верил в новую мировую, несмотря на грозные газетные заголовки. Вьетнам, Афганистан - это да, но не мировая. Американцы, может, и копали там у себя бункеры, а у нас на уроках гражданской обороны зевали и от безделья писали стишки "Не ходите, дети, в эпицентр гулять. В эпицентре гадко, дядек злых остатки - будут вас пугать, будут заражать". Скатертью, скатертью хлорциан стелется...

Но прошло ещё двадцать лет, и немецкие самолеты опять бомбили Белград. Вот именно участие немцев в этой операции меня, помню, тогда поразило больше всего. Немецкие самолеты опять бомбили европейскую столицу.

Сегодня о большой войне говорят постоянно. Не только у нас, но и у них. Поэтому так важен сегодня этот праздник. Это праздник надежды. Девятого мая сорок второго трудно было верить в девятое мая сорок пятого. Но верили, ждали и надеялись. Теперь надеемся, что парад - не просто парад. Не просто память. Что там посмотрят и подумают: может, ну его?

Сегодня радуешься, когда за окном летают Сушки - их у нас на Чкалова делают. "Наши летят". Сегодня понимаешь, что таких ровно людей, как ты, каждый день обстреливают в Донецке, каждый день там кто-нибудь погибает.

Всё очень близко. В западной прессе постоянно уравнивают нас с нацистами, отбеливают нацистов, нацисты уже ходят по улицам городов нашей бывшей страны.

Действие прививки, увы, закончилось.

И Девятое мая - это теперь ещё один источник нашей силы, нашей консолидации. Теперь это не только дань памяти тем, кто победил, но и постоянное напоминание нам самим о том, чьими детьми мы являемся.

С Днем Победы, дорогие мои. Пусть ни нам, ни нашим детям больше никогда не придется проходить полмира до новой победы. Но если придется, то уж пусть мы пройдем.

(no subject)

Читала вчера комментарии небратьев по поводу ареста их судна. Все они прекрасно понимают, что это "ответка за Норд". И что же? Ничего. "Поздравляем, против вас введут новые санкции, lol". Очередная перемога.

Ни малейшего переживания за судьбу своих рыбаков. Во-первых, они там прекрасно понимают, что в Мордоре никто их людей унижать не станет, не заставит сидеть на посудине с гниющей рыбой. Во-вторых, им просто плевать.

Это главное. Им плевать друг на друга. Нажмут на кнопку (свободу Савченко!) они начнут давить слезу, сочинять слезливые статусы в ФБ, проклинать агрессора, напишут, что спать не могут, есть не могут, молятся с утра до вечера. Не нажмут - ну и не надо.

Для нас Норд - это огромная проблема. Для них ответные действия ничего не значат. Пока не ударят по интересам конкретных лиц, ничего не будет. На своих людей им чихать - главное, продемонстрировать слабость России. "Че вы с нами сделаете?"

Поэтому, думаю, ошибкой было так долго вести какие-то закулисные переговоры, пытаться вытащить людей с помощью дипломатии. Отвечать надо было начинать буквально на следующий день. А людей вывозить с Украины хоть как - за взятки, в багажниках, как угодно.

Не перестают меня всё-таки потрясать соседи. Чужие. Aliens.

(no subject)

На сайте Иносми - очередная статья из норвежской прессы. Редкая сегодня. Без химических атак в Сирии, без Скрипалей, кровавых диктаторов. Зато - с радиацией. Много цифр. Много конкретики. Речь идет о наших работах в Арктике. О ледоколах, подлодках, мини-подлодках (тоже атомных), плавучих реакторах, о тревоге норвежцев за свою безопасность и плохо скрываемой их зависти.

Заканчивается статья фразой: "У российской Арктики — атомное будущее". Не знаю, как там в норвежском, а по-английски могла быть игра слов. К примеру, фильм "Взрывная блондинка" (наш перевод) в оригинале - "Atomic Blonde".

У нас по ТВ главный проект сегодня - Крымский мост. Он, конечно, красивый, символичный, позволяет троллить украинцев сейчас и развивать Крым потом. Да и вообще, приятно будет ездить.

Но то, что происходит прямо сейчас на Севере - это фантастика. Город-порт Сабетта, Обская губа. Тот самый Ямал-СПГ. Старый советский поселок вахтовиков, в котором на 2002 год проживало по документам 19 человек. Который в 2006 году был официально закрыт. Сегодня поселком его язык не повернется назвать. Аэропорт с регулярными рейсами из Москвы, способный принимать любые типы самолётов. Морской порт. До 30 000 рабочих мест в ближайшем будущем. Инфраструктура. Храм, наконец.

Всё это очень, очень серьезно. Особенно если учесть возрождение других проектов. Типа, Север-Юг (Россия-Иран-Индия). Шелковый путь. Логистика, траспортные коридоры. Мы пытаемся вырвать очень крупные куски изо рта у хищников. Само собой, у нас тут моментом обнаружат диктатуру, ужас, хтонь, 150 млн. недочеловеков. А вы как хотели?

Читаешь о наших проектах, о том, что уже сделано. А потом - текущие новости. Возникает чувство, что живешь в двух разных странах. Как у Ильфа и Петрова было описано.

В одной стране есть Сабетта и плавучая АЭС, а в другой пресс-секретарь премьер-министра даёт законодателю советы, как обойти блокировку Телеграм.

В одной стране Бессмертный полк, а в другой - мальчик Коля из Уренгоя.

В одной стране российский космонавт с орбитальной станции фотографирует Крымский мост, а в другой московский депутат собирается выступать в Конгрессе США и спрашивает у читателей на ФБ, что современные россияне дали миру (кроме Звягинцева и Дурова).

Одна страна поставляет всему миру зерно, другая пытается поставить Кудрина.

То ли вечная операция прикрытия, то ли вечная политическая шизофрения.


Ссылка на статью:https://inosmi.ru/politic/20180504/242136819.html

"Мы научили мир копировать" (с)

"Не лезьте, вы ничего не понимаете. Это наше внутреннее дело. Мы свободные, а вы - рабы. Идите, целуйте своё начальство в зад. Уймите свою пропаганду, она сеет межнациональную рознь. Видите, у нас тут всё мирно? Просто людям надоело. Сейчас мы прогоним зарвавшихся, и всё станет хорошо. Самое главное сейчас - единение людей, нация ощутила себя гражданами. Гордимся нашим народом, который смог. Весь мир сегодня смотрит на нас, весь мир сегодня с нами. Частный Фейсбук зарабатывает больше, чем государственный Газпром. Перестаньте тащить нас на дно. Если вы нас потеряете, то сами будете в этом виноваты".

Бесконечный список. Мы тупые, мы ничего не понимаем. А я так вообще баба, мне надо щи варить, а не о событиях в других странах рассуждать. Ванга нашлась...

Хотя причем тут Ванга? Тоже мне, бином Ньютона.

Ещё пару недель назад нас убеждали, что вся проблема Армении в том, что там засиделся у власти один человек. Сказал, что уйдет, и обманул избирателей.

Потом он ушёл.

Но ничего не закончилось. Оказывается, надо срочно назначить главным другого человека. Которого толпа носит по улице.

Нам говорят, что это политический кризис. Бывает. Никто не вышел из правового поля.

Угу. Только это не политический кризис, а кризис государства. Когда парламенту диктуют правила на улице, перекрывая дороги - это значит, что государства уже нет. Уже. Нет. Поздно. Государство закончилось. Правового поля больше нет, выходить не из чего.

Если сейчас парламент Армении проголосует за "народного лидера" - это конец. Потому что как раз это голосование "под дулом автомата". Под угрозой коллапса. Т.е., это уже не процедура, а фейк. Фейковые процедуры делают и само государство фейковым. Карго культ - вот это всё.

Если парламент не проголосует, если назначат новые выборы, то оппозиция признает их результат только в том случае, если победит сама. Это будут выборы опять через уличное насилие.

То, что было на Украине.

Когда ваше государство умирает, вы можете этого не заметить. Но следом за государством отмирает и всё остальное. Старое государство обычно реанимировать нельзя, можно только переучредить. Судя по тому, что говорят в эфире армянские политики, они эту необходимость не понимают - ровно так, как не понимали украинские.

Но, может, это мы ничего не понимаем тут. Они там понимают, а мы - нет. Ладно. В конце концов, мы не в Киеве живём и не в Ереване. Нам ещё можно потупить.

Мы-то ничего плохого восставшим народам не желаем. Пусть у них всё будет хорошо. Да только в копиях этой фильмы хороший конец не предусмотрен. Хэппи-энда в сценарии нет. Можно, само собой, ходить раз за разом в кинотеатр в надежде, что когда-нибудь герои в конце фильма спасутся и будут жить долго и счастливо - но, увы. Почему-то такого не происходит. Всегда один и тот же финал. Титры. Слово "Конец".