Двенадцать

Мы, в их глазах, — архаичный рудимент ушедших эпох, занимающий огромное, холодное, никому не нужное пространство. Мы ничего не даем миру. Это мы бросали на Японию ядерные бомбы, это мы в союзе с Гитлером воевали против стран-освободительниц, это мы копались в грязи, когда первый астронавт планеты Нил Армстронг совершал свой первый потрясающий полет.

Раньше исторические выкрутасы наших партнеров нас веселили, но теперь стало понятно, что веселиться-то особо не приходится. Подрастает молодежь, для которой любые, даже самые абсурдные измышления куда правдивее, чем реальные факты. Для которой учебником истории являются «Бесславные ублюдки» Тарантино да книги о ГУЛАГе, с леденящими кровь и чуть-чуть возбуждающими подробностями.

Остальное - здесь.
Токамаки можно было бы засчитать, это именно советское достижение, но им уже больше 40 лет.
Конечно, культурное значение психоанализа или, например, марксизма или либерализма огромно, гораздо больше любых научных достижений. И здесь у нас полный провал: Россия не создает новых подходов к общественной жизни, а лишь копирует созданное в других странах, причем больше модную риторику, чем сущность.