January 13th, 2012

Классики и современники

Последние колебания эсэров между площадной и системной политикой выглядят классически. В смысле, невольно вызывают много литературных ассоциаций.

Взять хотя бы последнее объяснение господина Пономарева: почему их фракция не голосовала за отставку Чурова. Чистый Булгаков же:

Вы, профессор, воля ваша, что-то нескладное придумали! Оно, может, и умно, но больно непонятно. Над вами потешаться будут

А до этого были Ильф с Петровым:

Однажды, когда Пономарев обычным размеренным шагом двигался на службу, возле самой Государственной Думы его остановил нахальный нищий с золотым зубом. Наступая на волочащиеся за ним тесемки от кальсон, нищий схватил Илью Владимировича за руку и быстро
забормотал:
-- Сдай мандат, сдай мандат, сдай мандат!
После этого нищий высунул толстый нечистый язык и понес совершенную уже чепуху. Это был обыкновенный нищий полуидиот, какие часто встречаются в столице. Тем не менее Пономарев поднялся к себе, в зал заседаний, со смущенною душой.

С этой вот встречи началась чертовщина. В три часа ночи Пономарева разбудили. Пришла телеграмма. Стуча зубами от утреннего холодка, депутат разорвал бандероль и прочел: "Путин изменившимся лицом бежит пруду".
-- Почему изменившимся? Ботокс? -- ошалело прошептал Пономарев, стоя босиком в коридоре.
Но никто ему не ответил. Почтальон ушел. В дворовом садике страстно мычали голуби.


Хочется, я понимаю, как Фигаро -- быть и здесь, и там. Но тут эти пострелы везде не поспевают. Как-то всё мимо волны.

Нет ни в чем вам благодати;
С счастием у вас разлад:
И прекрасны вы некстати,
И умны вы невпопад.
(с)

Российские выборы как ЧП

На ближайшей сессии ПАСЕ может состояться чрезвычайное обсуждение соответствия парламентских и предстоящих президентских выборов в России стандартам Совета Европы.

"Чрезвычайные дебаты" в ПАСЕ – событие нерегулярное. Последний раз Россия становились темой чрезвычайного обсуждения после военного вмешательства в Грузии в августе 2008 года, до этого – в связи с контртеррористической операцией в Чечне.
(тут)

В заключение ОБСЕ дает рекомендации российским властям. Одна из рекомендаций:

- Российские граждане, имеющие двойное гражданство, должны иметь право баллотироваться на различные посты.

По этому поводу у меня вопрос. А как с этим делом обстоят дела на либеральном Западе? Может ли человек с двойным гражданством баллотироваться на пост президента, например? Или, как обычно, все лучшее -- нам?

Реквием по фабрике грез

Тут dmitriy_dabb пишет о списках любимых фильмов тех, кто собирался на Болотной.

Весьма, весьма.

Понравился один из комментариев:

я бы сказал, что приличному человеку не стыдно смотреть все перечисленные фильмы
стыдно считать себя приличным на основании этого


И точно (взяв в скобки определение "приличный"). К самим фильмам списки никакого отношения не имеют. Это социальное. Способ позиционирования себя через внешнее: одежду, гаджеты, литературу, кинематограф.

А вообще, это наглядный пример, как мода влияет на восприятие. Нет ничего хуже для книги или фильма, чем войти в моду. Процесс таков:

1. Т.н. "интеллектуалы" обнаруживают нечто новенькое, годное для системы опознавания "свой-чужой". В узких кругах начинают упоминать и цитировать.

2. Юноши бледные со взором горящим и романтические девицы подхватывают моду и распространяют. Потому что хотят принадлежать к узким кругам.

3. Поскольку в узких кругах не любят разделять вкусы с бледными юношами и всякими ТП, там начинается обратный откат. Так бывшее только что модным становится сразу символом "вульгарности и пошлости". Теперь о бывших предпочтениях говорят с усмешкой. "А... что вы от неё хотите, она же ЭТО любит, ггг".

В свое время "Алхимика" Коэльо мне рекомендовали, так скажем, очень-очень непростые люди. А теперь во что он превратился (не он, вернее, а восприятие его текстов)? Хотя, на мой взгляд, неплохой подростковый автор.

Интересно наблюдать, как те или иные фильмы вообще выходят из фокуса внимания, перестают упоминаться с любыми знаками. Очищаются, можно сказать.

В семидесятых в списке любимых у девиц вместе с "гнездом кукушки" непременно был бы указан Поллак, "Загнанных лошадей пристреливают, не правда ли?" -- над этим издевался Никита Богословский в "Интересном кино":

В восьмидесятых "Сталкер" был слишком "на поверхности", вместе с "Солярисом". Нет, если уж Тарковский, то "Зеркало" и "Андрей Рублев". А ещё шикарнее было небрежно заметить: "Да, подавал большие надежды, снял великолепное "Иваново детство", но потом утратил чувства вкуса и меры".

Меняются времена. Нет в списках ни "Крестного отца" (частей первой и второй), ни "Однажды в Америке". И никто не прищуривается, как Клинт Иствуд. "Профессия: репортер", обязательная когда-то в разных тусовках, вылетела вместе с её роскошным финалом. Ну, и Blow up того же режиссера (да ещё и по рассказу Кортасара). Нет революцион-мыждемперемен-ной "Репетиции оркестра" (как и "Амаркорда", и восьмерки с половиной -- вот ужас). И "Последнее танго в Париже" отсутствует. И, допустим, "Ночной портье" Кавани. Нет ни Линча, ни какого-нибудь Гринуэя. Где контр-культурный "Заводной апельсин" (или, упомянув о Макдауэлле, где трилогия "Если" с ним в главной роли, включая "О, счастливчик" 1973 года)? Где протестная "Стена" Паркера (о "Сердце ангела" и не говорю). Где все "догма"-тичные ленты?

Сик трансит. В целом мода "на возвышенно-интеллектуальное" заметно опростилась. В фокусе "ширпотреб с фишечкой". Двадцать лет назад какая-нибудь "Синекдоха, Нью-Йорк" могла порвать узкий тусовочный круг в лоскуты, а сегодня вообще отклика не вызвала. Никакого. Хотя это всё тот же Чарли Кауфман. Даже, можно сказать, химически чистый Кауфман.

Мне в этом отношении хорошо. Я всеядна. Среди любимых всякое есть. "Родители" (1989), к примеру. С молоденьким Киану Ривзом и со Стивом Мартином в главной роли (или "Три амигос!" с ним же). Начну перечислять, суток не хватит.

Но проблема в том, что за последние время не могу припомнить ни единого свежего фильма, который по-настоящему шаркнул бы по душе. То ли кинематограф так измельчал, то ли это старость наступает.
  • Current Music
    Soothsayer (Dedicated to Aunt Suzie) - Buckethead
  • Tags

Маска, я тебя знаю?

До чего ж Клио всё-таки лукавая тетенька.

Вот что обычно пишут о "Маскараде" Мейерхольда:

«Маскарад» уникален во всем. Подготовка спектакля длилась более шести лет. Головин выполнил 4000 рисунков (эскизы костюмов, гримов, предметов мебели и бутафории).

Современники называли «Маскарад» «последним спектаклем царской России», знаком «заката империи». Премьера самого дорогого спектакля Александринского театра (его «бюджет» составил 300 тысяч золотом) состоялась в дни Февральской революции — 25 февраля 1917 года. На улицах была слышна стрельба, воздвигались баррикады, но все билеты на премьеру были распроданы, и у подъезда театра стояли черные ряды машин: вся петербургская знать собралась на долгожданную премьеру.


Теперь на сцене должен появиться другой спектакль с этим названием: "Маскарад" Николая Коляды.

На свою беду Николай поддержал Путина. И его театр был обклеен вот такими афишами:



О чем драматург сам рассказал у себя в блоге. Пишет, по всему городу расклеено это дивное.

А мне, как обычно, интересно: на какие шиши и какими силами?

Гнев, говорите, народный? Ага, ага. Макет, полиграфия, организация, расклейка. В нашем-то авторитарнейшем государстве?

Кто-то возьмет на себя ответственность за этот прекрасный креатив, нет? Откуда это? Откуда вдруг после десяти лет откровенной импотенции взялась сила в чреслах -- у тех самых людей, у которых давно ничего не шевелилось? Что стало чудесной виагрой? Украденные голоса? Ну, право, даже и не смешно. Или это у нас так количество в качество переходит?

Не знаю. Как по мне, так тот самый административный ресурс тут виден. Как хотите. А уж чего там в голове у тех, кто на рычагах сидит, я не знаю. Мутная водица, сигнал к деловой рыбалке.

via yuss& ru_politics