January 17th, 2012

(no subject)

И сто раз прав Ортега, который писал, что политзаключенными должны заниматься приличные и незапятнавшие себя ничем люди типа Ольги Романовой и Ирека Муртазина.

Ничего не могу сказать про Романову. Там все почти прозрачно: есть муж, его надо вытащить. Сказав "а", не стоит останавливаться: алфавит большой. Иначе как?

Но вот Муртазин меня смущает.

Единственный способ заставить власть что-то делать со ст.282 – вынудить её начать применять эту статью против своих сторонников (рыков«наших»ипр). А для этого необходимо тыкать власть носом в случаи, когда рыковы«наши»ипрочие совершают то, что по мнению этой самой власти подпадает под диспозиции статьей УК, когда речь идет не о рыковых«наших»ипрочих.(тут)

Тупик какой-то. Человек не желает понимать, что нет своих/чужих. Надо будет, и Рыкова по этой статье оформят. И что тогда? Муртазин начнет писать письма в поддержку Рыкова?

О мореплавателях

Если окажется, что ни один пьяный русский не имел никакого отношения к крушению - напишу опровержение.

Ждем с нетерпением.

А пока можно прочесть единственный вменяемый текст на эту тему (мне так кажется):

Странные тексты арестованного капитана про «неуказанные в карте скалы» - это, конечно, уже лепет капитана нового поколения, который не знает, что такое секстант и надеется на GPS и электронные карты на компьютере, который выбивается скачком напряжения в сети судна.

Америго Веспуччи замер от ужаса на своих небесах. А с ним и Джованни Вераццано. Они доходили до Америки без GPS. Похоже, капитан Скеттино опозорил итальянский флот.
(здесь)

Березовский призвал Патриарха помочь Путину

Донесите до него глас народа. А когда Путин услышит Вас, возьмите власть из его рук и мирно, мудро, по-христиански передайте ее народу"

Народу передать -- это хорошо, это правильно. Только мало же никому не покажется в таком случае.

Еще раз: два восемь два

Позволю себе процитировать свой собственный текст:

Беда пресловутой 282-ой статьи уголовного кодекса Российской Федерации не только в том, что она судит людей за “мыслепреступления” (хотя и в этом, конечно, тоже). Беда в том, что границы преступного деяния по данной статье невозможно установить объективно. Текст части первой гласит: “Действия, направленные на возбуждение ненависти либо вражды, а также на унижение достоинства человека либо группы лиц по признакам пола, расы, национальности, языка, происхождения, отношения к религии, а равно принадлежности к какой-либо социальной группе, совершенные публично или с использованием средств массовой информации, — наказываются…”

Но “ненависть” и “унижение” — это чувства. Их можно испытать, но их нельзя внушить или возбудить специально с гарантированным результатом. Уж если любовь зла, то что ж говорить о ненависти? Одному человеку для того, чтобы ощутить всю пропасть унижения, достаточно косого взгляда, другому божьей росой покажется любая жидкость, если в ней есть достаточно тепла. Нет и не может быть никакого стороннего наблюдателя, который бы объективно и непредвзято смог оценить нанесенный “возбуждением” ущерб. Судить за возбуждение ненависти столь же нелепо, как награждать за возбуждение любви. Представляете себе такую статью? “Действия, направленные на возбуждение любви либо дружбы, а также на возвышение достоинства человека… награждаются… в размере…МРОТ либо путевкой…”

Орден Дружбы народов в этом отношении обратным эквивалентом тюремному заключению, конечно, являться не может.

Именно такие статьи обращают закон в дышло вернее, чем что-либо ещё. Мэр, который публично посетовал, что бомжей, к сожалению, нельзя расстреливать, просто извинился за свои слова и остался на занимаемой должности. А вот юноша, который предложил казнить “неверных ментов” на площади, получил свой условный год.
Иначе говоря, только полное молчание в тряпочку стопроцентно убережет вас от действия неумолимого правового механизма. Ибо не можете вы предполагать, как ваше слово отзовётся, кого оно обидит, в ком возбудит ненависть, в ком вражду, кого унизит и оскорбит. Намерения ваши не играют роли. Более того, даже и молчание не всегда спасает. Иногда достаточно показать банан.
(Ссылка)

Тут еще вот какая беда. Большинству сегодняшних противников этой статьи я не верю. Так получилось. Я полагаю, что если Константин Крылов, который сегодня проходит по 282-ой, прийдет к власти, то он, может, 282-ю торжественно отменит. И тотчас введет её аналог. Ну, как у нас отменили прописку и ввели регистрацию. Потому что такие, как Борис Стомахин, должны же сидеть?

Любая попытка посадить своих противников по 282-ой с тем, чтобы "показать абсурд статьи", эту статью легитимизирует. Поэтому националисты столь же противны мне, как и либералы. Не из-за своих взглядов, а из-за отношения к этой статье. Я не забыла, как они пытались ею воспользоваться.

И Навальный, который стучал по этой статье, теперь для меня вне поля рассмотрения вообще. То есть, я даже не хочу знать, чего он там предлагает. Не в монастыре ещё? Не кается? Прочь с глаз.

Все прямо и явно желают сажать своих идеологических противников.

Поэтому для меня отношение к 282-ой -- это лакмус. Тут меня часто называют "прокремлевской". Не, ребята. Я не могу быть прокремлевской, пока у нас в кодексе есть эта статья. И пока сидит (хоть и не по ней) оправданный дважды судами присяжных Аракчеев.

Может, и хотела бы, но не могу. Я ж не скрываю, что я -- потенциальная лоялистка. Однако эту потенцию проявить пока никак не могу.

И я, конечно, в меру своих скромных сил, буду говорить в пользу всех, кого по этой статье привлекают. Вне зависимости от моего отношения к конкретным людям. Муртазин это или Крылов. Но точно также я буду говорить и о попытках эту статью развернуть "в любых интересах".

Позорище