July 23rd, 2012

Времена

Разум и чувства

Сдаётся мне, сама идея защиты чувств верующих порочна. Совершенно не обязательно предоставлять эту защиту. Вон, какой-то верующий прочитал «Бог как иллюзия» Докинза и совершил самоубийство. Надо полагать, моральные страдания, приведшие к самоубийству, были немаленькими. И ничего, Докинз не сидит в тюрьме, книжка по-прежнему продаётся.

Мало ли, какая ситуация чьи чувства оскорбляет. Прожить без оскорблённых чувств вообще вряд ли получится. Надо как-то господам верующим учиться справляться с этим собственными силами. Внутри себя.
(отсюда)

Касается ли выделенная цитата только верующих или только православных верующих? Не стоит ли продолжить перечисление, например?

Как бы ни на что не намекая

Мне на самом деле интересно, почему люди, общаясь со мной, не понимают - что я то вот тоже там? Я - часть этой самой церкви. Как можно называть своего френда "тупой зомбированной скотиной", и тут же писать радостный комментарий?

Меня этот вопрос тоже всегда интересовал. Хотя "тупая, зомбированная скотина" -- это сегодня такой ласковый воздушный поцелуй. Вроде ПГМ или мракобесной твари. Ничего особенного. Сегодня в ходу есть вещи и посвежее: посдаки на кол, батюшки, которых вот-вот будут с колоколен сбрасывать (ссылку не даю -- очередной привет нам из Нью-Йорка).

Собака лает -- ветер носит. Но тут такое дело. Когда нас ударяют по одной щеке, мы подставляем другую. А вот про третью щеку в Евангелии ничего не сказано.

Что и требовалось доказать

И все это лопнет, конечно, как гнойный нарыв, болезнь пройдет, и тут-то нам и найдется работа. Придется ведь как-то возвращать вчерашних бесноватых к жизни. Рассказывать им о том, что Россия – часть западной гуманистической традиции, и (читайте Достоевского, Толстого, Чехова) важная, существенная часть, снова и снова повторять, что христианство – это не камнями забросать всех тех, кто нам не нравится, а вера в Христа, который умел прощать и разбойников, и блудниц. Дело всем найдется. (Бударагин во Взгляде)

Напомню свой же текст: Церковь творческой интеллигенции.

Нельзя выразиться откровеннее, чем Бударагин. Это, оказывается, он, Бударагин, будет вести сирую и бесноватую меня ко Христу. Это, оказывается, его работа. Это Ларина, должно быть, станет напоминать мне о гуманизме Достоевского. Та Ларина, которая провинциальных девушек животными называет. Все это кубло, подписавшее в свое время письмо 42-х, нас будет учить любови к ближнему.

А закончить этот пост я хочу словами своего доброго, взаимного друга: сосать, сосать живительного хуйца. Не щадя себя, с утра и до вечера.

P.S. Федор Михайлович, бедный, в гробу переворачивается. Смердяковы начали говорить от его имени.