August 12th, 2012

***

Креативный класс, лучшие люди планеты, либеральная интеллигенция - вы понимаете, о какой субкультуре идет речь - решил, что ему выказывать ненависть можно. Почитайте тексты, которые являются самым известным вкладом креативного класса в мировую художественную и интеллектуальную культуру - песни известной группы. Хит “убей сексиста, смой его кровь” в обозрение почему-то не вошел, но да ладно, там перлов хватает. Попробуйте произвести такой лингвистический эксперимент - заменить церковников на любую другую группу. Что вы получите? Песни протеста? Да нет, просто ненависти. Нормальный такой hate-rock, в лучших традициях. Еще раз, я не за то, чтобы сажать их на три года - я за то, чтобы выпустить их как можно скорее. Но давайте назовем вещи своими именами - истерическую ненависть именно истерической ненавистью. В чем тут проблема?
Проблема в том, что когда вы считаете, что вам можно, другие люди, глядя на вас, полагают, что им тоже можно. Евреи в целом в свистоплясках креативного класса никак не виноваты - вон, главраввин был на встрече с тираном, и, вместо того, чтобы извлечь из пазухи беспилотник и умертвить царя, говорил с ним вполне дружелюбно, так он сорвал свою дозу ненависти, и кому было интересно, что он раввин. Гельман прикалывается над Холокостом точно так также, как он прикалывается над иконами.
Но снятие табу на ненависть - это растабуирование и старых ненавистей тоже. Видя, как лучшие люди планеты рассуждают о расстрелах и устроении бассейнов, почему бы и другим не порассуждать о расстрелах и бассейнах? Лучшие люди показывают пример.
Я понимаю глубочайшую убежденность креативного класса, что вот им можно, а другим - нельзя. Я сейчас не буду с ней спорить с позиций Естественного Закона или Писания, это отдельная большая тема. Я просто укажу на то, что другие люди так не думают - они думают, что если такой накал публичной ненависти позволен вам, он точно также позволен и им. Вас, возможно, огорчит песня “убей п***раса, смой его кровь”, но вам надо будет иметь в виду, что это кавер-версия, а авторские права - у вас. Дурной пример заразителен. Это никак не снимает ответственности с тех, кто ему следует - но тем более не снимает ответственности с тех, кто его подает. Вы хотели разрушить табу? Ну вот, они уже рушатся. С каковым достижением я вас и поздравляю.
(отсюда)

И вот что нам теперь с этим делать? Есть рецепт, как это все остановить? Я, например, не знаю.

Один за всех

Еще об одном аспекте дела, о котором никто не говорит.

Надо признать, что наш "креативный класс" был расколот до недавнего времени. Люди, которые вместе пили и делали разное всякое, стали друг с другом пререкаться. Потому что одни из них работали на одну башню, а другие -- на другую. В какой-то момент работа перешла в суть отношений. Зачем? Такая нелепая распря.

Сегодня всё это устранено. Есть общий враг -- РПЦ. Охранители, наконец, слились в общем экстазе с белоленточными. Тут -- можно. Радость через силу, сила через радость -- в общем, счастье привалило. И Кононенко сольется в пароксизме с Яшиным, и будет им оргазмЪ один на двоих.

В общем, фэповский шмурдяк опять един, как есть. Ртутные катышки слились в единое целое, как робот из второго Терминатора. И Глеб Олегович им путь освятил, а как же.

Проблема для них только в том, что теперь все кубло удобнее выметать вместе. А так -- хорошо же. Вместе весело шагать по просторам (с).