August 25th, 2012

Доказательство от противного

Храм Христа Спасителя построен на несчастливом месте, там всегда все горело и ломалось.
И само здание - помпезное и аляповатое. Оно изначально было некрасивым, а когда восстанавливали, построили еще хуже.
И рельефы Церетелли бездарные.
И вообще, у Лужкова все здания выходили пошло.
Трудно было поверить, что здание приживется в Москве и станет Храмом.
Тут ведь не поможет ни молебен, ни указ. И ничего не получалось. Стояла нелепая орясина - вроде как пиджак с орденами висит в шкафу и непонятно, что с ним делать. Парадная неудобная штуковина.
Смысл появился только теперь.

Теперь можно сказать: Храм стоит.
(Кантор)

О перчике в жизни

Все наперебой цитируют свежего Быкова:

Остановить наступление реакции очень просто. Достаточно собрать на площади в центре столицы тысяч этак сто – сто пятьдесят. Вряд ли у Белого дома было больше народу, особенно по ночам. (...) И еще хорошо бы, чтобы этим собравшимся на площади было почти нечего терять – как стремительно нищающему населению России в 1991-м. (Отсюда)

Ругаются, конечно. При этом, вроде, соглашаясь с самой базой: почти нечего терять -- как стремительно нищающему населению в 91-м.

А для меня вот тут и есть основная ложь. Жили не сахар и в 91-м, да, но терять всем было что ой как. Поэтому и отталкивались не от "нечего терять, давай попрем на пулеметы", а от желания приобрести. Вовсе не чечевичную похлебку, как теперь с печалью принято говорить на другом фланге. Новые возможности.

Однако на этом и обожглись крепко (хотя что-то получили, потеряли много больше).

Двадцати лет памяти недостаточно, чтобы выветрилось, Так что Быков зря корячится. Тут ведь у них основное противоречие заложено: на площадь в Москве выходят самые сытые, самые благополучные. "Желающие странного". С тразанкой уже прыгали, на сафари ездили, а вот революцией пока не насладились.

Поэтому они на площадь и выходят бочком. Так, чтобы в аттракционе "на руках в автозак" принять участие, но заплатить как за обычный билет, пятисоточку. А не годы жизни.

Отсюда итоги. Кого ни почитаешь, так "душой я с вами, но сегодня, простите, в отпуске, билеты на Корфу... или, там, работаю до десяти вечера, начальство не отпустит". Отличные революционеры. Думаю, там много людей с "римской" психологией: открой власти в Москве колизеи с реальными убийствами, с кровякой, протесты бы вообще на спад пошли. Хочется, значит, чтобы кишки наружу -- но только со стороны. Не всем же выпало на танки, по Белому дому палящие, налюбоваться.

То есть, налицо страсть к разрушению, тяга к Танатосу явная. Но не своему, а чужому. У самих-то страсть к Эросу, к жизни, к пожрать, к эпикурейству, а у других должна быть страсть к смерти. Ну, для остренького. Отсюда и вопль: "Не могу уже, начинайте представление! Сколько можно ждать?!"

Так это все, как мне кажется, и надо воспринимать.

Только вот атмосферу вокруг люди не чувствуют совершенно. От поэта такого странного бесчувствия не ожидаешь. Атмосфера совсем не та, что в 91-м. Мирного смещения не получится больше. Это надо учитывать, но поэт токует, не понимая.

Кровавая гэбня (tm) пилит кресты

Залп, что называется, дуплетом:

Тому, кто неожиданно вдруг поверил, что кресты в Челябинской(!) области и Архангельске(!) снесли защитники Pussy Riot, рекомендую книжицу "ФСБ взрывает Россию". В сети есть. Крайне познавательно.
А дружные залпы пропаганды по этому поводу(клоун Чаплин и ко) будут вам предисловием к чтению. Классическая провокация, полирующая раскол в обществе. Ну и дружины подонков теперь в самый раз.
(Это моя любимица опять, отсюда)

Кто поверит в кресты спиленные в Архангельске и т.п. по указанию Femen (сдающих груди в аренду по договорённости) ? Вонью несёт из московских кабинетов, с прибавлением пары киевских. Схема старая гб-шная, генерала Агаянца (свастики на синагогах в ФРГ на Рождество 59 года - успешная кампания по изображению "немецкого неофашизма"). (А это Глеб Олегович, отсюда)

Ишь как -- вонью понесло из кабинетов. А Глеб Олегович там, должно быть, сидел гоголем дезодорантом. Как убрали, так сразу и завоняло.

Однако милые не могут разобраться никак. То у них сами Пуси -- кремлевский проект. То они их защищают (интересно, вопреки тому, что проект или благодаря?). То Femen -- проект. В общем, не разберешься даже и с поллитрой: православие они ненавидят, это ясно уже, но к пилению крестов отношения иметь не хотят. Ладно. Зато к пляскам в храме -- хотят. Не поймешь, в общем. Не для примитивного моего разума.

И, да: при этом почему-то часто говорят в одно и то же время почти одинаковыми словами без ссылок друг на друга.

Как интересно живут люди.