November 19th, 2012

Рошаль - Москва - Рошаль

Они идут. Каждое утро (или ночь? Кто знает, как правильно?). Люди, для которых смена летнего времени на зимнее не имеет никакого значения. Они идут молча. О чем говорить, когда молоточком бьется – спать. Спать сейчас, на ходу. Спать в автобусе ( четыре часа пути – есть время, скорее бы дойти). Потом метро. И тоже спать.

Женщины. Худые и полные, красивые и не очень. С застывшими лицами. С обязательными прическами, ухоженными руками (кто-то сказал им в детстве, что руки – это главное). Макияж. А как иначе? Товарный вид – это так важно. Нельзя выглядеть плохо, нельзя болеть, нельзя сбиваться и терять ритм. Свято место пусто не бывает. И затылку тепло от дыхания желающих занять твое место.

Сели. Здесь не нужен аутотренинг, никто не станет считать овечек на лугу. Не надо снотворного. Просто закрыть глаза. Просто закрыть. Закрыть.

Шесть утра, почти подъехали к Люберцам. Голоса, хриплые со сна:

- Ты поел? Хорошо поел?

- Проснулась? Точно? Нет, точно? Смотри мне!

- Зайди к бабушке, она тебя покормит
.

Остальное - здесь.

По поводу

Жалко, конечно, Стругацкого. Мастадонты уходят. То, се.

Но у нас молодые мрут пачками: от стрессов, болезней, наркотиков. Семена, которые никогда не станут деревьями.

А так-то, да. RIP