September 12th, 2014

(no subject)

Кое-что о демократии на сон грядущий
"Если демократия открывает широкий простор свободной игре сил, проявляющихся в обществе, то необходимо, чтобы эти силы подчиняли себя некоторому высшему обязывающему их началу. Свобода, отрицающая начала общей связи и солидарности всех членов общения, приходит к самоуничтожению и разрушению основ государственной жизни.
Наконец, те же требования известной высоты нравственного сознания народа вытекают и из свойственного демократии стремлению к равенству. Подобно страсти к свободе, и страсть к равенству, если она приобретает характер слепого стихийного движения, превращается в "фурию разрушения". Только подчиняя себя высшим началам, и равенство, и свобода становятся созидательными и плодотворными основами общего развития.
<...>
И не следует ли признать знаменательным, что именно у английских писателей, которые в прошлом своей страны имеют пример особливо закономерного и последовательного развития демократического строя, повторяется сейчас старая мысль Лавеле о значении для демократии глубокого религиозного чувства.
<...>
В демократиях с естественной необходимостью над общей массой народа всегда выдвигаются немногие, руководящее меньшинство, вожди, направляющие общую политическую жизнь. Это давно замеченное и притом совершенно естественное явление, что демократия практически всегда переходит в олигархию, в правление немногих" (с)
П. И. Новогородцев, "Демократия на распутье", 1923 г.

(no subject)

Совсем недавно наткнулась в ленте на воспоминания о детстве в СССР. Неожиданным в них было то, что описывалась реклама жевательной резинки "Love is" и "Турбо" на советском телевидении. Прочла и подумала, что вот теперь процесс мифологизации страны моего детства можно считать завершенным: не было тогда на тв рекламы, а жевательная резинка была двух видов - та, на которой было написано "жевательная резинка" и чешская из Луна-парков.

Вот в этом-то и заключаются наши проблемы: советских союзов в нашей памяти сегодня столько же, сколько людей, которые прожили часть своей жизни в нем. Кто-то придумал себе молочные реки с кисельными берегами, а кто-то, увидев "восстановление" памятника железному Феликсу, вспомнил другое: "Проблема в том, что СССР вернулся - или возвращается к нам самой тяжелой и темной своей стороной. Нищета, холодная война, изоляция. Гробы в наших домах - не из Афганистана, так с Донбасса, невелика разница. Эмиграция высокотворческой интеллигенции, про которую только и хочешь сказать, что крысы бегут с корабля".

Мне кажется, что мы так и не научились принимать самих себя, свое прошлое и, как следствие, прошлое своей страны без сносок, оговорок и закрытых глаз. У многих из нас до сих пор силен принцип, описанный сатириком в то самое советское время: здесь читаем, здесь рыбу заворачиваем. А ведь все просто. Достаточно не забывать и не отворачиваться от тех фактов, которые нам не нравятся по тем или иным причинам.

Остальное читать здесь.

(no subject)

Ну вот и скажите: как же можно их не любить?

Неистовый Айдер Муждабаев гневно бичует еще не существующий праздник:

"В Госдуме хотят учредить День вежливых людей — всероссийский праздник грубого нарушения международного права.
Это суперкруто, но, я считаю, надо еще смелее. В пизду толерантное лукавство, Россия должна совершить исторический coming out — расправить богатырские плечи, смачно сплюнуть на весь этот скучный мир законов / приличий и назвать всё своими именами.
День печати — переименовать в День лжи и пропаганды.
День защитника Отечества — в День агрессора.
День знаний — в День мракобесия.
День защиты детей — в День сиротских мучений.
День примирения и согласия — в День ненависти и вражды (к «чуркам», к «хохлам», к «пиндосам», друг к другу — ко всем).
Далее — по списку. А я бы, знаете, и сам День переименовал — в Ночь.
Чтобы потом официально объявить себя Царством Тьмы и Империей Зла в мировом масштабе. Ведь КНДР — это мелко, Велюров" (с).

Сколько страсти, сколько чувства. То ли Томас де Торквемада, то ли наоборот - Е. М. Ярославский, вождь воинствующих безбожников.

Главное, к власти их на 40 000 километров не подпускать, чтобы это нам все за шиворот не вылилось. А так - пусть клокочет. Красота же.

(Упоминание Велюрова только в финале писку добавило, надо было царством тьмы заканчивать)

(no subject)

Скоро нам грозят новые санции. И новые ответные санкции - с новым всплеском рыданий.

Но есть повод вспомнить и о старых. Тут елена караева напомнила вкусную (во всех смыслах) цитату из "Новой газеты":

"Ужасно жалко традиции российской высокой кухни, целиком построенной на западных продуктах. С 90-х годов, на моих глазах, развивался наш ресторанный бизнес и достиг очень многого за 20 лет. Лучшие повара вышли на международной уровень. И вот одним росчерком пера — все это псу под хвост. В наших гастрономических ресторанах все работают на импортном сырье просто потому, что у нас нет и отродясь не было продуктов такого качества. Как рестораторам быть дальше?"

Это слова Дарьи Цивиной, ведущего ресторанного критика ИД "Коммерсант".

В связи с этим хотела бы и я напомнить об известном эксперименте Фредерика Броше. Когда он давал испытуемым одно и то же белое вино, только в одном бокале оно было натуральным, а во втором - с красным красителем (не менявшим вкус) и выдавалось за красное. Испытуемые описывали белое вино в терминах, в которых описывают белое вино, а красное, соответственно, в терминах, в которых описывают красное. Сторонники "высокой кухни" очень обижаются, когда им суют в нос этот эксперимент и указывают, что среди испытуемых у Броше не было профессионалов.

Впрочем, такого добра (в смысле, экспериментов) хватало. Калифорнийские вина так продвигали, разливая их в бутылки с разными этикетками и давая попробовать.

Это я к чему. Взять бы вот этих наших ресторанных критиков, ноющих по утраченному раю, под локотки и повести куда-нибудь в жраленку. А там - одно и то же блюдо, приготовленное одним и тем же поваром. Но вариантов два - в первом случае наши продукты использованы, а во втором - импортные. Определил неправильно, дорогой, где какие - будь любезен годик всюду носить маечку: "Я отвратительный, злобный, нелепый сноб, ни хрена не понимающий в высокой кухне". Само собой, блюд должно быть несколько, чтобы теория вероятности не могла работать. Ну, а если уж определил все правильно: премия, медаль, и можно на 1 канале в прайм пять минут поныть, чего нас всех лишили сатрапы.

Надо доказывать это... право-то поныть.