March 13th, 2015

(no subject)

Венедиктов с сожалением сообщает, что господин Дракон жив. Может, спину потянул в спортзале. Может, ещё чего. Но жив, да. Потому что источники Венедиктова в Ереване сообщили ему: телефонный разговор с президентом Армении на самом деле имел место.

Конечно, они там с ведущей коротко обсудили возможность голосового двойника или пранкера от Кремля, но в такое Венедиктов не верит. Нет, слишком уж высокий уровень.

Не надо быть Кассандрой, чтобы представить дальнейшую реакцию тех, у кого весенний гон по теме.

1. Венедиктов дурак. Какой еще "высокий уровень"? Кремль - это преступное сообщество, там что хочешь могут подделать, там давно наплевали на все правила, врут, как дышат. Нет Путина, нет, нет, нет!

2. Венедиктов подонок. Не зря его поганое "Эхо" держат в узде Газпрома. Как раз для таких случаев. Когда надо опровергнуть явные подозрения. Вот ему позвонили, вот он и опровергает. А Путина нет. Нет!

В общем, а чего вы хотите? Тема была заготовлена, тема была в загашнике. На Украине серьезно обсуждали, что в минских переговорах с Меркель и Олландом участвовал не Путин, а его двойник. Не натыкались?

По-моему, скоро весь западный мир будет поражен культом личности нашего президента. И только у нас по-прежнему его портреты будут украшать обложки исключительно либеральных изданий.

(no subject)

Постепенно приходит понимание, что для возвращения к договорам и юридическим практикам праву силы можно противопоставить только силу же.

И вот что может получиться. Поехал, допустим, теперь отставной генерал-майор с какой-нибудь серой миссией в какую-нибудь Венесуэлу – глядь, а он уже в московском СИЗО, и наши трепетные правозащитники стоят со своими тщедушными плакатиками, требуя освободить нового узника совести. Скандал, ужас, кулаками по трибуне – а толку нет.

Абсолютная власть развращает абсолютно. Американские патриции привыкли, что они никакого ответа за свои действия на международной арене не несут. Сколько бы стран ни разорили, сколько бы мирного населения ни положили.

Остальное - здесь.

(no subject)

О, в ленте мне сообщают, что Максим Кантор терпеть не может империалиста Достоевского. Ну, тут-то всё окончательно на свои места встало.
Тут такое дело. Они там, конечно, ноют об империализме (антисемитизме, нужное вставить) Федора Михайловича. Но суть в другом. Мы же все в некотором роде персонажи Ф. М. Да только чванливым и самодовольным господам из прогрессивных этот факт - молотом по смузи. Форшмачит от него не по-детски.
Представляете, как бы описал Федор Михайлович художника Кантора? Который был бы у него персонажем не второго и даже не третьего плана. Все эти: "Да-с, я гуманист! И тем более гуманист, чем более вглядываюсь в нашего мужика!"