August 12th, 2015

О хлебе насущном - 2

Информационная продуктовая атака продолжается. Лобовой заход особого плода не принес. От него всё равно не отказываются, Россия у них по-прежнему "голодает", "ничего нет", но называть белое черным - слишком уж палиться. Любой может сделать ровно то, что и я - зайти в любой магазин в любом нашем городе, достать телефон, и выложить потом снимки "дефицита", да ещё, если не лень - с ценниками etc.

Поэтому по местным и тематическим форумам пошла другая волна. Продукты в наличии, да, их полным-полно - только их невозможно есть. Вот типичный пример:

"Последнее время ловлю себя на мысли, что почти не осталось съедобных продуктов питания. Может я брюзжу, но вот последния события меня доканали.
Вчера в пятерочке брал краковкую колбасу (самую дорогую из тех что там были - 450 Дубки). И взял филе трески по 340(дороже мяса).
И оказалось что колбаса представляет собой набор хрящей и сала, а филе трески развалилось при жарке. Сильно растроился.
Так как рыбы очень хотелось, то сегодня взял сайду. И оказалась настолько переморожена, что отсутствует вкус.
Буквально лет 10 назад такого не было. Может я хожу не там, но я покупаю в Пятерке и в магните, Линии, бывает в небольших магазинчиках.
Стараюсь брать подороже. Но разумеется не золотую.
Заметил:
- колбаса стала несъедобна. Вся по любой цене. Вареная беру по 360-420 - сделана по вкусу из сои и холодца, что ли...Полукопченка имеет жуткий цвет и даже колбасой не отдает, а если подороже - то просто больше сала. Брал на праздник по 750 копченую Московский сервелат, оказался кислым игадким.
- рыба вобще пропала. Не пойму - что моря кончились? А если и есть то дороже свинины и при этом либо с водой, либо переморожена
- свинину есть нельзя. Иногда за городом, проезжая с рыбалки, покупаю деревенскую - у той прекрасный вкус. А та что на рынке - не знаю чем ее кормят.
- Сыры гадкие, нормальные почти нет. Бывают белорусские.
- брал икру минтая и красную (люблю ее). Минтая оказалась вареная - не розовая, а белая, безвкусная, а красную есть нельзя - это не икра. При этом красная стоила 450 банка, а минтая - 63 руб.
- пельменей и котлет нет. Вы не поверите но их нет! По любой цне. Ибо то что есть - ими не являются вообще! " (с)


Это с удовольствием тут же тянут на украинские форумы - далее везде. Выглядит всё очень конкретно и правдоподобно. Цены названы реальные. И даже отдельные факты реальны - филе трески из "Пяторочки" действительно разваливается при жарке. Не берите её там. Правда, оно и десять лет назад разваливалось, и пять.

Поэтому оспаривать такие утверждения невозможно. Скажешь: да вот же нормальные продукты, нормальная цена, приличное качество. Что тебе ответят? Вы, кремлевские холуи и подстилки, готовы будете даже стекловату жрать, а мы, обычные люди, страдаем из-за этой гадости на прилавках неимоверно. Наши вкусовые сосочки не забыли ещё вкус хороших продуктов, которых нас лишили. Сравните поганое российское с прекрасным украинским (не говорим уже о французском или немецком) - и вы сами все поймете. Нам и раньше сюда всякую дрянь даже из-за рубежа гнали, а теперь и вовсе настал конец.

И что ж тут сделаешь? А если учитывать, что, во-первых, в сетях вы реально можете нарваться на дрянь, на просрочку, на перемороженную рыбу, на жуткое мясо; во-вторых, отдельные продукты "для бедных" представляют собой ту ещё гадость; в-третьих, специалисты по маркетингу знают, что негативные отзывы распространяются быстрее, охватывают бОльшую аудиторию, чем позитивные - то новый подход к "закошмариванию жрачкой" будет работать гораздо успешнее, чем прежний.

Трудно убедить человека, что какого-то продукта нет в продаже, если он есть. Легче - заявить о диком росте цен и о недоступности. Потому что цены растут, рубль на самом деле падает. Еще легче убедить в низком качестве: "А вы знаете, что большевики туда напихали? То-то"

Молодцы. Долбят по одному месту. Включают новые регистры, не отключая старых. Более того, работает обычный механизм соцсетей. Первоначальные вбросы побуждают и рядовых граждан (живых, не ангажированных) оставлять всё больше подобных записей. Так что вскоре уже трудно сказать, где вброс, а где гражданину жизнь - боль, и он, бедолага, вечно мучается от невыносимой невкусности бытия.