(no subject)

Да ничего волшебного в Новодворской не было. Волшебна лишь система, в котором явно глубоко больной человек мог стать основателем партии и известным публицистом.
В исходном крошке Цахесе тоже не было ничего волшебного, пока фрейлейн фон Розеншён, канонисса приюта для благородных девиц, не причесала его своим колдовским гребнем.