Category: дети

Введение

Это частный журнал частного лица.

Мнение автора может не совпадать с мнением, которое именно вы считаете правильным и разумным. Мнение автора может не совпадать с мнением его взаимных френдов.

Collapse )

"Кемерово, у нас проблемы"

Мне тут дают ссылки на то, что детский омбудсмен в Кемерово признал все свои ошибки. Ничего с детьми не было, ничего не подтвердилось.

История в таком разрезе получается ошеломительнее, чем казалась вначале.

Итак, что было вначале. Вначале детский омбудсмен сделал громкое заявление о голодных обмороках у детей. Это широко освещала пресса. Что произошло дальше? Дальше моментально (моментально!) отчитались, что прошла проверка и ничего не выявлено. Что писали в сети лоялисты? Что омбудсмен какой-то оппозиционер, всё высасывает из пальца, никто никуда не падал - с одной стороны. Требовали конкретных имён - со второй стороны. А с третьей тут же говорили, что если факты подтвердятся, то родителей надо срочно лишать родительских прав. Ну, так и было: дайте нам имена, а мы натравим опеку. Государство же ничего не должно, а должны родители.

Ладно. Появляется скан письма омбудсмена, где он продолжает утверждать то, что утверждал и раньше. Случаи были. На этот раз указаны конкретные школы и конкретные имена. К счастью, не детей, а медиков, которые фиксировали случаи.

Что происходит дальше? Дальше буквально сразу омбудсмен встречается с губернатором, кается, признаёт, что факты не подтвердились, посыпает голову пеплом и заявляет, что, мол, сообщения были анонимные, а он как омбудсмен должен реагировать на любой сигнал. И что губернатор? А губернатор омбудсмена ласково журит, говорит, что проверки будут продолжены, предлагает омбудсмену в этих проверках активно участвовать.

Это вообще что такое? Как вообще понимать в этом случае работу нашей государственной машины?

С одной стороны. Чиновник получил анонимку. При этом заявил, что все данные у него есть. Вынес всё в публичную плоскость. В регионе, где и без того только что произошла трагедия. Где велико социальное напряжение. После этого назвал конкретные данные. Никакие не анонимные. В официальном документе. А после этого признал, что всё это вроде как высосал из пальца.

Что делают в итоге с этим чиновником? А ничего. Журят и предлагают войти в комиссию. Ничего ведь не случилось.

С другой стороны. Конкретные данные были названы. И чего? Туда сразу высадился десант журналистов? А, нет. Зачем? Для чего? Есть же комиссии. Они всё проверят, омбудсмен покается, а журналисты дадут на это ссылки. Им вообще важно, что происходит с детьми? Нет. Им важно, как это выглядит и как подано.

Украина голимая. Распятый мальчик в чистом виде. "Ахаха, это фейк". Плевать, сколько детей погибло на Донбассе, главное, что распятый мальчик - фейк. Теперь его будут вспоминать при каждом удобном случае, а дети продолжат погибать, как и раньше. Украинство - это вот это вот.

Это Кемерово.

Потому что по итогам случившегося выхода было всего два. По-хорошему. "Или я её веду в ЗАГС, или она меня ведёт к прокурору". Или отставка губернатора, или отставка омбудсмена. Возможно, что и уголовные дела - что в первом варианте, что во втором. А что происходит у нас? Ни-че-го. Вообще. Все на своих местах. Ну, порешали там за закрытыми дверями.

Особая пикантность здесь состоит в том, что на фоне происходящего чиновники начинают называть цифры. Вот цитата:

"Дополнительные муниципальные льготы из местных бюджетов получают еще 33 тысяч школьников. Средняя стоимость горячего питания в городских школах - 46,95 руб. в день, в сельских - 36,73 руб".

Это сказал Начальник департамента образования и науки Кемеровской области Артур Чепкасов. Эта цитата есть в том самом материале, который мне суют в качестве доказательства.

Знаете, сегодня была в магазине. Покупала в том числе корм своим кошкам. Их у меня две. Так вот, если ваша киска купила бы вискас прямо сегодня, она потратила бы 19 рублей за пакетик. В день две моих кошки съедают два таких пакетика. Без учёта сухого корма. Т.е., наедают на 38 рублей - больше, чем ребенок "в сельской местности" в соседней области. Но вискас - самый дешевый кошачий корм. Им, видите ли, часто кормить нельзя. Кошки начинают, простите, блевать.

Я уже даже не спрашиваю, почему на селе питание на 10 рублей дешевле, чем в городе. Я просто включила калькулятор. При трёхразовом питании по сельским нормам (36,73 рублей умножить на три, а потом - на тридцать) выходит 3 305, 7. Тут у нас депутат с лица схуднул, когда на трёх с половиной тысячах сидел. Но он же взрослый, а дети маленькие. Чего им там надо? Буквально как птички. Или как котики.

То есть, всё у вас в порядке. Макарошки всегда стоят одинаково.

(no subject)

Вчера Зюганов напомнил Медведеву и Путину о "детях войны". О каких-то им выплатах. О самих ветеранах уже не говорят. Там, вроде, всё сделали. Ветеранов исчезающе мало уже. Самым молодым из них - под девяносто.

Оно и понятно. Нам-то самим - около полтинника уже всем. Нашему поколению. Друзьям, знакомым. Кому и под шестьдесят. А кого уже и нет. Вымираем тоже.

И сейчас осознаешь - что мы-то сами: внуки войны. Для нас "Спасибо деду за Победу" - это не удачный слоган. А просто правда жизни. Естественное состояние. У меня дед воевал. И один его брат - воевал. И другой. Нас окружали ветераны. Тогда совсем ещё не старые. Наши отцы служили в армии, а все их офицеры того времени, что называется, прошли. В институтах нас учили ветераны. И какая-нибудь бабушка, которая принимала у тебя пальто в гардеробе, вполне могла оказаться санитаркой, которая на себе вынесла кучу бойцов. Или летчицей (чего такого?). Или просто человеком, точившим с утра до вечера всю войну снаряды.

Поколение, которое читало нам сказки, баловало нас и спорило по этому поводу с нашими родителями, просто всё сплошь прошло сквозь ту войну. Не было иного выбора. Хотел ты или не хотел. Ты или побеждаешь, или конец. Сталин, не Сталин, коммунизм или нет, - цивилизаторы пришли убивать лично тебя, твою семью, твою страну. И много в том, кстати, преуспели.

В моей огромной семье есть все. Весь ряд. Блокадники, пережившие и не пережившие. Простые красноармейцы, дошедшие и нет. Военноначальники. Те, для кого война закончилась девятого мая, и те, кто воевал ещё долго на Западной Украине с теми, чьими именами сегодня называют улицы в Киеве. Побывавшие в оккупации и побывавшие в плену. Жившие тогда, работавшие тогда, рожавшие тогда.

Странны эти парадоксы времени. В молодости на девятое не было никакого особого пафоса. Над войной уже шутили. Уже можно было, и не выглядело дико. Смеясь, расставались со своим прошлым. Потому что была глубокая внутренняя уверенность - это в прошлом. Навсегда. Никому в голову не придёт повторить это безумие. Никто вокруг не верил в новую мировую, несмотря на грозные газетные заголовки. Вьетнам, Афганистан - это да, но не мировая. Американцы, может, и копали там у себя бункеры, а у нас на уроках гражданской обороны зевали и от безделья писали стишки "Не ходите, дети, в эпицентр гулять. В эпицентре гадко, дядек злых остатки - будут вас пугать, будут заражать". Скатертью, скатертью хлорциан стелется...

Но прошло ещё двадцать лет, и немецкие самолеты опять бомбили Белград. Вот именно участие немцев в этой операции меня, помню, тогда поразило больше всего. Немецкие самолеты опять бомбили европейскую столицу.

Сегодня о большой войне говорят постоянно. Не только у нас, но и у них. Поэтому так важен сегодня этот праздник. Это праздник надежды. Девятого мая сорок второго трудно было верить в девятое мая сорок пятого. Но верили, ждали и надеялись. Теперь надеемся, что парад - не просто парад. Не просто память. Что там посмотрят и подумают: может, ну его?

Сегодня радуешься, когда за окном летают Сушки - их у нас на Чкалова делают. "Наши летят". Сегодня понимаешь, что таких ровно людей, как ты, каждый день обстреливают в Донецке, каждый день там кто-нибудь погибает.

Всё очень близко. В западной прессе постоянно уравнивают нас с нацистами, отбеливают нацистов, нацисты уже ходят по улицам городов нашей бывшей страны.

Действие прививки, увы, закончилось.

И Девятое мая - это теперь ещё один источник нашей силы, нашей консолидации. Теперь это не только дань памяти тем, кто победил, но и постоянное напоминание нам самим о том, чьими детьми мы являемся.

С Днем Победы, дорогие мои. Пусть ни нам, ни нашим детям больше никогда не придется проходить полмира до новой победы. Но если придется, то уж пусть мы пройдем.

(no subject)

Не прощать Россию

Не прощать россиянам. Просто не прощать. Не забывать издевки, телевизионный ад, Тузлу, Институт стран СНГ, Брат-2, запреты на ввоз, удары в спину, брызганье слюной, “на Украине”, потопленные наши корабли, “недоязык”, Мишу Леоньтева, “квази-нацию”, Латынину, псевдострану”, доктора Лизу, голодомор, книги АСТ, 18 рублей за пост, ненависть, высокомерие, трусость, трусость, трусость и подлость, подлость, подлость.

Не прощать не из-за злобы или ненависти, нет. А только для того, чтобы избежать повторения уже пройденного. Холодно и прагматично не прощать, без ярости или причитаний.
Или вы думаете, что, когда мы победим в войне, а у них наконец-то сдохнет (прости меня, Господи) Моль, все вдруг расцветет братской любовью?

О да. Канешна. Сначала мы услышим “мы не знали”, “нас обманули”, “мы не виноваты”. Катя Андреева придет на работу в сине-желтой блузке, Валерия споет “Червону руту”, а Кобзон извинится за “западенских отморозков”. А потом все вернется на круги своя. Или попытается вернуться. Потихоньку, по чуть-чуть, и все-таки опять все снова начнется. Появятся новые Мамонтовы и новые Соловьевы, и телепланктон будет внимать им с открытым от изумления и радости ртом.

Для того, чтобы это не произошло снова – ничего не прощайте. Ничего не забывайте. Когда те, кто вчера поливал мою и вашу страну грязью, вдруг начнут клясться в вечной дружбе, не забывайте.

Наших детей, вытряхивающих копейки из своих копилок.
Женщин, отдающих последнее на пункты сбора помощи.
Безруких и безногих двадцатилетних пацанов в госпитале.

Или когда-нибудь нашей стране придется в третий раз сражаться с фашизмом.(с)

Взяла здесь.

(no subject)

Вот, что интересно.

Страна живет своей жизнью. Дома горят (словно не было пожаров 2010-го года), дети травятся, люди работают, живут и умирают. Материнский капитал опять перепрошивают. В зарубежных поездках рекомендуют пользоваться наличными. И далее, и далее.

А у нас все то же: Крым наш, Украина, бла-бла-бла, хунта падет, войска у границ, ой, уже отошли, бла-бла-бла.

Почему мы не говорим о своем? О том, что здесь и сейчас. Откуда у нас испанская грусть? Зачем?

Песни ненависти

Любой родитель знает, что есть песни, без которых ребенок младенческого возраста отказывается засыпать. Или выполнять родительские команды ( тут уж каждый выберет свое).

Когда детей двое, то и песен тоже две.

Вот наши, например.





Собственно, я не об этом. Я просто не могу понять ( до сих пор, да), почему при всем многообразии фонотеки, дети подсаживаются на конкретные вещи? Да так, что эти композиции вызывают у родителей идиосинкразию и через двадцать лет?

Тому, кто угадает, где чья песня, будет пирожок с тыквой.)

Дело Макарова. Промежуточное

Что ж.

К пресловутому делу Макарова никакого касательства я иметь не хотела. Иногда можно требовать суда, но во время суда, который идет, лучше жевать.

На деле, я была уверена, что Макаров чист и безвинен (с той самой вероятностью 99%). И только дикий, простите, интернет-вой заставил меня что-то начать об этом говорить. Потому что на моих глазах столько раз этот вой поднимался по ложным и ничтожным поводам, что и не упомнить. Чаще всего, он сам по себе признак чего-то ложного в основе. Когда ксероксом большинство штампует "единственно правильное" мнение, возникает желание разобраться.

И вот я сейчас разбираюсь. Увы, чем больше я разбираюсь, тем меньше моя уверенность в невиновности Макарова. То есть, будучи вызвана в качестве присяжной по этому делу, я бы по-прежнему голосовала против обвинения. Но уже, скорее, из-за той самой презумпции и безобразной доказательной базы. Во всяком случае, той базы, которая есть в сети. Хотя следует учитывать, что в сеть она попала с ведома защиты, и в интересах защиты. Кстати, даже Бухановский, именем которого с такой радостью оперирует защита, рекомендовал не оправдать Макарова вчистую "за отсутствием события", а отправить дело на доследование. Он-то специалист в подобных делах, на него весь поток эмоций -- "взгляните, какая дружная семья!", "здравый смысл говорит, что он не мог этого сделать!", "это политический заказ нашего басманного правосудия!" -- не действует.

Честно скажу, сидеть и читать все материалы тяжело. Форумы, обсуждения специалистов. Пугает бардак: в головах, в учреждениях, в профессиональных сообществах. Во многом то, что мы имеем -- следствие этого бардака. Ну, и конкуренция между экспертами цветет и пахнет, и между ведомствами тоже.

Трудно ещё и то, что на дело приходится смотреть со стороны обвинения, так как все доводы защиты известны хорошо и хорошо аргументированны: для широкой публики, конечно.

В целом, совсем не хочется погружаться и в это дело, и в эту среду. И даже не потому, что тема щекотливая. А потому, что всё уже густо поросло политикой и прочим ужас-ужасом.

Пока ясно, на что давят. На чувство беззащитности у публики. Мужики поневоле ассоциируют себя с Макаровым -- бац! -- на пустом месте тринадцать лет по одной из самых страшных на зоне статей. Женщины ассоциируют себя с супругой -- бац! -- и ты без кормильца, ребенок без отца, а подрастет -- ему расскажут, по какой статье сидит папа, весело будет.

Никто, конечно, не ассоциирует себя с ребенком. Хотя ребенок в этой ситуации -- основная жертва. В двух случаях. Если отец невиновен и будет сидеть. Или, если он виновен, а его отпустят.

Завтра, если будут силы, напишу подробно чего я там вычитала и поняла без специальных знаний.

P. S. Вопрос. Кто-то считает, что садо-мазо дама не имеет права давать экспертную оценку по делу о сексуальных домогательствах. А вот может ли господин, который публично приветствует суд линча и в любом деле чрезмерно агрессивно настаивает на обвинительном результате, работать в государственных структурах и заниматься социальными патологиями?

Пока просто спросила. А то меня тут "девочкой-припевочкой" некоторые считают, с излишним гуманизмом. Да, мне жаль тех, кого сажают без вины или призывают толпой закатать в асфальт. Но сетевых задротов без яиц мне не жалко ничуть. Могу мимоходом и неприятности доставить. Из революционной справедливости. Каждому, как говорится, по вере его.

(no subject)

А что движет людьми, которые поддерживают теории Никонова? Я о тех, кто призывает к эвтаназии детей-инвалидов. Это фобия, ущербность или что?

Знаете, как среди пищащего клубочка новорожденных котят найти не-жильца? Очень просто: кошка не обращает на него внимания. Инстинкт, обычный животный инстинкт.

Это я к вот этому.

(no subject)

Вчера проезжал мимо города Куровское, Орехово-Зуевский район. На въезде по правую руку - дома, по левую - горит природа. Никто не тушит. Через пять часов возвращаюсь, и проезжаю теми же местами. Горят деревья, огонь разошёлся, но через дорогу к домам ещё не перебрался, ветра нет. Рядом гуляют молодые люди, видимо местные жители, на огонь никто, просто, не обращает внимания. Пожарные, скорее всего, где-то работают, но этот огонь вполне по силам потушить местным жителям, а никого нет.
Отец Стефан из Воронежа на "Правмире" рассказывает, что со всего города миллионника на помощь пожарным набралось добровольцев всего ничего. А местные жители, чьи дома и спасали, снимали пожар на мобильники.
Что с нами происходит?
Если мне не изменяет память, на стены Константинополя в 1453 году вышло шесть тысяч защитников, из которых 3 тысячи были наёмниками. Если людям безразлично, что огонь подходит к их домам, это я вновь про Куровское, нет ли здесь аналогии с Константинополем 1453 года?
(http://alex-the-priest.livejournal.com/35121.html)

Происходит ли? Или мы всё те же?