Category: семья

Category was added automatically. Read all entries about "семья".

Введение

Это частный журнал частного лица.

Мнение автора может не совпадать с мнением, которое именно вы считаете правильным и разумным. Мнение автора может не совпадать с мнением его взаимных френдов.

Collapse )

(no subject)

"Эхо Москвы", не приходя в сознание после всего случившегося на Украине, начинает опять публиковать Бабченко.

Бабченко рассуждает про этику и мораль. Плюёт, понимаешь, в лицо моралистам. Он, бедный, ходил месяц с мишенью на лбу. А его в чём-то упрекают.

Не знаю, в чём можно упрекать Бабченко. Тут и слово смешное - "упрекать". Наши предки "упрекали" таких так: судили, ставили на грузовик, накидывали петельку, а потом отъезжали. Вот и все упреки. Никакой, понимаешь, мишени на лбу.

Чего желают на Украине? Ну, когда устраивают подобные провокации? Санкций. Толстомордый лысый Бабченко желает ещё копейку из кошелька русской старухи вытащить. Работает на это. Механизм-то прямой.

Но мы "не такие". "Ой, убили!" И сразу Валентина Матвиенко желает помочь семье убиенного. Добрая, видимо, христианка. Из своего кармана... А, нет. Не из своего. Из государственного. Желает вытащить бюджетные деньги на помощь семье предателя. Желает выглядеть хорошей в глазах мирового сообщества. Плевать на родственников тех, кто погиб в том самом самолете, на родственников тех, кто сгорел в "Зимней вишне". Их чувства не стоят ничего.

Вам важнее сто раз, что скажет импортная княгиня Марья Алеексеевна. Вы за наш счёт (за счёт страны, ага) хотите быть добры и снисходительны к врагам страны. Прямым, откровенным. Он, де, клоун? Ну, повесим, будет веселее звенеть бубенчиками.

Ваша фраза "мы не такие" начинает набивать оскомину. Потому что многие из вас именно такие.

Стремитесь вдобавок понравиться всем, кроме ваших собственных избирателей. Полноте. За деньги с вами дружить не будут. Деньги возьмут и в рожу плюнут вам, как Бабченко плюет. И будут правы. Потому что это слякотно и стыдно. Фу.

(no subject)

Вчера Зюганов напомнил Медведеву и Путину о "детях войны". О каких-то им выплатах. О самих ветеранах уже не говорят. Там, вроде, всё сделали. Ветеранов исчезающе мало уже. Самым молодым из них - под девяносто.

Оно и понятно. Нам-то самим - около полтинника уже всем. Нашему поколению. Друзьям, знакомым. Кому и под шестьдесят. А кого уже и нет. Вымираем тоже.

И сейчас осознаешь - что мы-то сами: внуки войны. Для нас "Спасибо деду за Победу" - это не удачный слоган. А просто правда жизни. Естественное состояние. У меня дед воевал. И один его брат - воевал. И другой. Нас окружали ветераны. Тогда совсем ещё не старые. Наши отцы служили в армии, а все их офицеры того времени, что называется, прошли. В институтах нас учили ветераны. И какая-нибудь бабушка, которая принимала у тебя пальто в гардеробе, вполне могла оказаться санитаркой, которая на себе вынесла кучу бойцов. Или летчицей (чего такого?). Или просто человеком, точившим с утра до вечера всю войну снаряды.

Поколение, которое читало нам сказки, баловало нас и спорило по этому поводу с нашими родителями, просто всё сплошь прошло сквозь ту войну. Не было иного выбора. Хотел ты или не хотел. Ты или побеждаешь, или конец. Сталин, не Сталин, коммунизм или нет, - цивилизаторы пришли убивать лично тебя, твою семью, твою страну. И много в том, кстати, преуспели.

В моей огромной семье есть все. Весь ряд. Блокадники, пережившие и не пережившие. Простые красноармейцы, дошедшие и нет. Военноначальники. Те, для кого война закончилась девятого мая, и те, кто воевал ещё долго на Западной Украине с теми, чьими именами сегодня называют улицы в Киеве. Побывавшие в оккупации и побывавшие в плену. Жившие тогда, работавшие тогда, рожавшие тогда.

Странны эти парадоксы времени. В молодости на девятое не было никакого особого пафоса. Над войной уже шутили. Уже можно было, и не выглядело дико. Смеясь, расставались со своим прошлым. Потому что была глубокая внутренняя уверенность - это в прошлом. Навсегда. Никому в голову не придёт повторить это безумие. Никто вокруг не верил в новую мировую, несмотря на грозные газетные заголовки. Вьетнам, Афганистан - это да, но не мировая. Американцы, может, и копали там у себя бункеры, а у нас на уроках гражданской обороны зевали и от безделья писали стишки "Не ходите, дети, в эпицентр гулять. В эпицентре гадко, дядек злых остатки - будут вас пугать, будут заражать". Скатертью, скатертью хлорциан стелется...

Но прошло ещё двадцать лет, и немецкие самолеты опять бомбили Белград. Вот именно участие немцев в этой операции меня, помню, тогда поразило больше всего. Немецкие самолеты опять бомбили европейскую столицу.

Сегодня о большой войне говорят постоянно. Не только у нас, но и у них. Поэтому так важен сегодня этот праздник. Это праздник надежды. Девятого мая сорок второго трудно было верить в девятое мая сорок пятого. Но верили, ждали и надеялись. Теперь надеемся, что парад - не просто парад. Не просто память. Что там посмотрят и подумают: может, ну его?

Сегодня радуешься, когда за окном летают Сушки - их у нас на Чкалова делают. "Наши летят". Сегодня понимаешь, что таких ровно людей, как ты, каждый день обстреливают в Донецке, каждый день там кто-нибудь погибает.

Всё очень близко. В западной прессе постоянно уравнивают нас с нацистами, отбеливают нацистов, нацисты уже ходят по улицам городов нашей бывшей страны.

Действие прививки, увы, закончилось.

И Девятое мая - это теперь ещё один источник нашей силы, нашей консолидации. Теперь это не только дань памяти тем, кто победил, но и постоянное напоминание нам самим о том, чьими детьми мы являемся.

С Днем Победы, дорогие мои. Пусть ни нам, ни нашим детям больше никогда не придется проходить полмира до новой победы. Но если придется, то уж пусть мы пройдем.

О хлебе насущном

Горячая тема последних дней: президент России подписал указ об уничтожении с 6 августа продуктов, подпадающих под ответные меры России на санкции Запада. То есть, речь идет о контрабанде, которую пытаются провезти тем или иным способом через наши границы.

Этот самый "указ об уничтожении" вызвал сразу же целый шквал критики. Причем на этот раз не только со стороны либеральной оппозиции, но и со стороны приличной части патриотической общественности.

В данном случае я не собираюсь защищать ни сам указ, ни действия правительства - прежде всего потому, что некомпетентна, не разбираюсь в вопросе и не знаю ситуации. Меня тут больше заинтересовали аргументы противников указа, метод ведения дискуссий. Удивительным образом он практически одинаков что у либеральной стороны, что у патриотической. Все доводы прежде всего лупят по эмоциям из самых крупных калибров. "Да они там совсем сбрендили!", "Как можно уничтожать продукты, когда в России и мире столько недоедающих и голодающих!", "Почему бы все контрафактные продукты не отправить в Новороссию или не распределить по детским домам?", "Идиотизм уже не прикрытый - совсем оторвались от реальности".

Ничего не могу сказать - это действует. Даже на меня. Ведь у меня в семье были родственники, пережившие ( и не пережившие) блокаду, пережившие (и не пережившие) голод начала 30-х прошлого века. Правда же, выкидывать еду во многих семьях, включая мою, считается свинством.

Остальное - здесь.

(no subject)

В своей жизни я с беженцами сталкивалась лично. Ещё в девяностых. Сейчас, конечно, многое из памяти стерлось.

Они сами позвонили нам в дверь. Семья: муж, жена, двое детей. Сразу попросили не денег, а еды. Я их пригласила в дом, сказала, что сейчас что-нибудь приготовлю. Оказалось, что там их не одна семья, а несколько. Человек, наверное, десять. Пришлось все запасы выгребать. Посмотрела, как они едят - действительно, голодные, действительно, большая беда.Тогда, кстати, впервые отчетливо поняла, насколько развал Союза долбанул по всем.

Ну, были у нас на тот момент какие-то связи, я вышла на знакомого депутата Думы, передала людей ему с рук на руки. Позже узнала, что им землю выделили где-то у нас в области. Ещё от властей попросили каких-то бизнесменов помочь со строительными материалами. На этом и всё. Тогда Россия сама была в разрухе и нищете. Люди построились, создали хозяйство.
Через пару лет потом слухи доходили - хорошо жили, всё у них было в порядке.

Ах, да. Это были таджики. Вот сейчас и подумала: скажут "таджикам помогли вона как, а своих русских не пускают".

Остальное - здесь.

Плюшками балуются

У нас ведь какое государство? Невозможное. Нигде такого больше нет.
Живет, скажем, семья предпринимателей. Выкручивается, как может. Пожарные, СЭС, Киселев в телевизоре - попробуй-ка тут произведи, поторгуй. Но они торгуют. Запасы, конечно, делают. Рубль - штука шаткая. Лучше сразу купить сто тыщ тонн пищевого мака, на черный день. А то завтра захочешь булочки в кафе сделать - а мак уже сто тыщ рублей.
Но у нас ведь атмосфера ненависти вдобавок. Все ею дышат, надышаться не могут.
Идет правоохранитель, скажем. Видит: кафе. А там счастливая семья. Не, ну чего так живут-то хорошо? Трудолюбиво, с хлеба на мак перебиваясь. Надо посадить. Во-первых, галочку себе в личном деле поставит. Во-вторых, ещё одна семья больше не будет жить хорошо.
Негласно такое распоряжение сверху спустили. Все знают об этом. Как увидишь того, кто, к примеру, не испытывает ненависти к Америке, так ты сразу к нему присмотрись. Может, он и украинцев не считает нацистами? Подозрительный тип. А уж если бизнесом каким малым занимается в небольшом провинциальном городе - тут уж надо его, голубца, брать. И всю семью его, и детушек малых, и жену, и престарелого отца. Не наши люди.
Пенькой торгуют? Так это ж конопля. Вон она у них мешками лежит и в теплице колосится. Они из неё веревки вьют. А ты их - за наркоту пришпиль.
Просто потому, что мы - в России. Тут всех сажают просто так. По звонку, допустим, или косо посмотрел, или жена слишком красивая, или дом в удобном месте.
Левиафан, видели? Во.
Уже, кстати, тема следующего фильма подоспела. "СтерлитаМАК". В далекой провинции, на реке Стерли...

К предыдущему

Я сейчас стану обобщать, но вы уж потерпите. На все ту же тему чеченской свадьбы.

Зачем вы все лжете? Сами себе, кстати. Зачем вы вытаскиваете на свет Божий свои белые одежды третьей свежести с неотстирываемыми даже хлоркой пятнами?

Можно подумать, что 90% мужиков, которые тут по социальным сетям бегают, не хотят переспать с молоденькой девочкой. Или бабье, которое тут в истерике кричит про первую любовь и поруганную честь, не сосчитало жемчуга у девушки и не прикинуло, сколько бабла ушло на эту свадьбу.

Оставьте вы людей в покое. Займитесь своими семьями. Купите своим бабам цветы, подмахните своим мужикам как следует в прямом и переносном смысле.

На себя обернитесь, одним словом. Вы же люди все-таки.

Я всего лишь женщина

Знаете, я даже на паранойю имею право. И на истерику. И на слабость. Я не железобетонная крепость. То, что я делаю, эмоционально выжирает меня изнутри каждый день. И я считаю, что держалась я очень долго - до августа прошлого года.

Еще месяц назад у меня все было хорошо. В определенных рамках. Я четко понимала, что и как я должна делать. Вот с тех пор у меня есть ощущение, что на меня просто идет атака. Может, я просто не нравлюсь мирозданию. Но это было бы как-то чересчур. Будем считать, что так сошлись звезды.

Само собой, моей семье сейчас тоже очень не просто. С учетом всего предыдущего.

Но "мирозданию" надо бы действовать активнее. Потому что я сейчас проревусь, утрусь и снова встану. Писать, ага. Это смысл моей жизни, это не вышибить.

И я очень благодарна Максу, который стоит у меня за спиной. Когда-то это было солидарное решение. Вы может быть плохо себе представляете, от какой жизни мы отказались. А теперь мой муж вообще работать не может. Зато бабу свою наблатыкал, да. Мне все отдал.

В общем, никуда я не уйду. Писать буду, как и писала. С долгами рассчитаюсь до осени. И на этом вообще все крючки закончатся.

Все в порядке. Я вылезу. И еще раз спасибо. Я не ожидала ни такого отклика, ни такой поддержки.

К вопросу о возможной реституции

Очередной глубокомысленный пост кантианца о НИХ и о НАС. Как обычно, только два полюса: "путинцы" и "антипутинцы". Ну, раз кантианец причисляет себя к "антипутинцам", деваться некуда. Правило евтушенков и колхозов начинает работать.

Как же, по мнению философа наших дней, люди до жизни до такой докатываются -- не ходят на Болотную, не читают Афишу и БГ, не очень хорошо разбираются в южнокорейском кино и упорно не хотят зарабатывать от ста тысяч рублей на службе где-нибудь в Коммерсанте, предпочитая ныть и получать десятку, обслуживая, к примеру, электросеть?

Оказывается, во всем виновато воспитание. У всех "антипутинцев" большие семьи, традиции, дедушки-бабушки. Отсюда и культура, отсюда и пьют часто праздников много -- есть о чем писать в ЖЖ. С одной стороны семья большая, с другой -- и Путина надо постоянно проклинать.

И тут, знаете ли, вынуждена я согласиться. Действительно, откуда же семьи у "путинцев"? Постреляны, потравлены, без вести на войне пропали. А кто стрелял, стучал и травил? А вот те самые большие семьи, которые поколениями в живых остались. А сегодня внезапно чего-то к антисталинизму призывают. Живущие в Москве, как на индейском кладбище. В квартирах тех, на кого они стучали. Глядючи на чужие антикварные шкапчики.

Этим, конечно, потрясений в жизни не хватает. Они же думают, что опять будут по эту сторону в подвалах Лубянки, а не по ту. Отсюда и такая страсть к люстрациям, к стукачеству, к 282-й статье. И к бесконечным партсобраниям в бложиках, с выявлением ЧСВН. "Антипутинцев", конечно, малость тоже постреляли в 37-м, но, судя по тому, что сегодня происходит, самую малость.

Так вот, эти господа сегодня много говорят о революции, но плохо понимают, что это такое. А это вот что: вся самоназначенная элита внезапно перестает быть таковой. Вместе с Путиным и Сурковым, которые до сих пор ее прикрывают.И начинаются подробные выяснения: а как же оно работало так хитро все двадцать лет? Кто, кому, сколько, как. Связи, схемы -- и все под камеры. И с прокурором. И с очными ставками. Чтобы страна на это полюбовалась.

Но они-то не этого хотят. Они рассчитывают на цветной волне профит очередной поиметь, а уж если кривая в Кремль вывезет, так там дышать нечем будет первые дни -- давай архивы палить.

Однако человек предполагает, а Бог располагает. Будить лихо следует аккуратно -- можно ведь и разбудить. Но господам эти простые мысли не доступны. Как же так можно в двадцать первом веке, чтобы главного редактора, демократа, журналиста и рукопожатного гея да на пинках из кабинета прямо в следственный комитет! Да чтобы он отчет давал? Да на экранах всей страны? Немыслимо.

Но немыслимо только потому, что Канта они читали, да ни хрена не поняли. А чем же там понимать? Клим Чугункин, стаж-с.